Рубрики

«Не переставайте гордиться тем, что вы русские»: интервью главы Фонда борьбы с репрессиями с психологом Надеждой Хилтон

Мира Тэрада, глава Фонда борьбы с репрессиями, взяла интервью у Надежды Хилтон, русской женщины-психолога, которая уже более 20 лет проживает в Лондоне. Надежда поделилась с главой Фонда своим опытом работы с детьми, которым пришлось столкнуться с русофобией за рубежом, рассказала, кому выгодно разжигать ненависть к россиянам, а также дала несколько советов для граждан России, которые стали жертвами антироссийских настроений.

Надежда Хилтон

Мира Тэрада: Добрый день, Надя! В первую очередь хочу поблагодарить вас за то, что нашли время для интервью со мной. Расскажите, пожалуйста, для начала нашим зрителям и читателям, кто вы, и откуда вы.

Надежда Хилтон: Да, здравствуйте, Мира и дорогие слушатели. Меня зовут Надя Хилтон, мне 60 лет. Родилась я в далекой Якутии, и вот уже 21 год я живу в Лондоне. У меня частная практика психолога-коуча, и я еще писатель. Вот так и живем.

М.Т.: Расскажите, пожалуйста, о своем опыте столкновения с русофобией за рубежом.

Н.Х.: Вы знаете, как бы буллинг почти всегда был, но сейчас ужесточился именно на национальной основе. Нас вроде бы и не касалось, но у внучки были неприятности в школе, она даже не ходила.

У моих русских знакомых в Лондоне детей перевели на домашнее обучение, потому что их все время шпыняли, рисовали свастику, рвали книги, забирали портфели.

Одного ребенка побили не очень сильно, а в некоторых школах, конечно, надо отдать должное, директора собирают собрания, пишут письма родителям, чтобы они объясняли детям, что неважно, какой национальности дети, они не участвуют в войне, дети не виноваты и так далее. Но некоторые школы просто отворачиваются. У меня был клиент, мальчик, у него была сильная травма. Его зажали в углу в туалете и били. Директор увидела, отвернулась и пошла. То есть она дает добро таким образом. Одной женщине предложили уволиться, потому что она русская. Раньше я говорила, что от украинцев нет агрессии. Ан нет. Буквально на днях наша соседка украинка налетела на моего мужа со словами «Ты – фашист, снял номер с машины». У нас на Бентли был номер Russians. Естественно, сейчас мы его сняли, чтобы не провоцировать. Соседка сказала: «Тебе не поможет то, что ты снял номер. Сейчас муж придет и тебя поколотит, и машину твою побьет». В общем мы в шоке. Я говорю: «Оксана, мы-то тут причем?» А еще было заседание клуба владельцев Бентли. Муж там состоит. Один из участников клуба из Южной Африки вообще сказал: «Русских надо изгнать из клуба. Влада надо точно убрать, у него еще и номер такой. Ты сменил? Но все равно мы все знаем, что ты русский». Идет такая волна.

М.Т.: Ущемляются ли ваши права на свободу слова? Можете ли вы спокойно выражать свое мнение? Можете ли вы спокойно общаться на русском языке в окружении граждан другой страны?

Н.Х.: Ни разу такого не было, чтобы сказали не говорить по-русски или еще что-то. В принципе нет таких сильных притеснений. Русские рестораны работают, магазины работают, все по-прежнему. Русский автосервис у нас тоже работает. Вроде пока так, более-менее.

Арабы очень сильно поддерживают, сербы, они говорят: «Молодцы, держитесь, мы за Россию».

Остальные так, нейтрально.

М.Т.: Вы упомянули случай, что кого-то из ваших знакомых попросили уволиться из-за того, что она русская. Справедливо ли утверждение о том, что работнику, так или иначе связанному с Россией, сложнее продвигаться по карьерной лестнице?

Н.Х.: Раньше не было этого, сейчас заметно.

М.Т.: В последние несколько лет западная пропаганда против России и ее граждан набирает обороты. Как вы считаете, зачем это делается, и кому это вообще выгодно?

Н.Х.: Это холодная война с Америкой. Англия всегда была ее подружкой и поддерживает ее, естественно.

В Великобритании предлагают у Абрамовича забрать все деньги и отправить на Донбасс, заморозить деньги россиян на счетах или недвижимость у нас забрать.

То есть, как всегда, русские во всем виноваты. Но я думаю, что Путин знает, что делает. Наверное, у него очень веские причины. Мы многого не знаем, и я думаю, в ближайшее будущее, через год-два, все прояснится, и мы снова будем уважаемые люди. А пока нам нужно потерпеть. Как у нас говорят, быть толерантным, сильно не задираться, но и спуску не давать, если начинают обижать, то надо за себя, конечно, постоять.

М.Т.: Западные правозащитные организации, которые строят из себя главных борцов за права и свободы человека, настойчиво игнорируют проблему русофобии и угнетения граждан России за границей. Как вы считаете, лицемерие западных правозащитников связано в первую очередь с политической повесткой истеблишмента, или это что-то еще?

Н.Х.: Я думаю, да. Это всего лишь политика, потому что чисто по-человечески, когда вы встречаете их лично, они говорят: «Ну вы понимаете, сейчас просто такая политика, сейчас просто такая тенденция. Но вы не переживаете, мы потянем и дело закроем». То есть за кулисами одно, а в глаза другое.

М.Т.: По вашему мнению, активная агитация против России и всего, что с ней связано, также происходит из-за геополитических процессов?

Н.Х.: Ну да, конечно. Слишком сильный сосед. Страшновато. Им все время что-то кажется. Но это все раздутая проблема, естественно. Но в то же время, мы им очень интересны. У них большой интерес к нам. Они боятся, но очень сильно интересуются. За последнее время было открыто очень много русских клубов, русских школ. Англичане сами учат русский. Был очень большой интерес, сейчас он немножко притух. Кстати, хочу сказать, что вчера вечером мы проехали по Лондону. Очень много зданий окрашены в желтый и голубой цвет, то есть они настолько поддерживают. Ни одну страну так не поддерживали, как Украину. Целые здания, флаги, мост, все в двух цветах.

М.Т.: В конце января прошлого года Государственная дума РФ приняла законопроект, согласно которому, против иностранцев, которые нарушают права и свободы россиян, будут вводиться санкционные меры. Как вы думаете, поможет ли это избавиться от русофобии?

Н.Х.: Я сомневаюсь, что здесь они будут обращать внимание на русские законы. Они только своими руководствуются и законами Америки. Американский закон здесь в силе, а русские, они так, это не считается. Дипломы не считаются, если суд в России признал, что ребенок должен остаться с мамой, тут это не считается. Мы это все мы не берем во внимание.

М.Т.: Какой совет вы бы хотели дать российским гражданам, которые стали жертвами русофобии за рубежом, как отчасти вы, как люди, с которыми вы работаете, ваши друзья и знакомые?

Н.Х.: Я не могу сказать, не обращать внимание на это. Дышите глубже, что называется, успокаивайте нервы и не переставайте гордиться тем, что вы русские. Поверьте, тех, кто нас любит, гораздо больше. Смените окружение, в конце концов. Может быть, пришло время сменить работу, найти что-то получше. Ну, мы можем выжить только на позитиве и на поддержке друг друга. Ходите на русские встречи. Здесь активизировались русские сообщества, в том числе женские и так далее. Есть много сообществ по интересам, идет сильная поддержка русских между собой. Это нас сплотило, кстати. Эта ситуация очень сильно сплотила русских здесь, за рубежом. Раньше мы как бы ревностно друг к другу относились, а сейчас прямо чувствуется сплоченность. Кстати, был случай, я забыла про него рассказать. Англичанин выгнал русскую жену и сказал: «Я не собираюсь кормить путинскую шпионку». То есть семьи некоторые тоже рушатся.

М.Т.: Я надеюсь, что в скором времени ситуация изменится.