Рубрики

«Ситуация с цензурой в США сейчас становится просто вопиющей»: глава Фонда борьбы с репрессиями взяла интервью у Мэтта Агориста, главного редактора независимого американского интернет-издания

Директор Фонда борьбы с репрессиями пообщалась с Мэттом Агористом, независимым журналистом из США, который в течение последних десяти лет является главным редактором и соучредителем новостного издание Free Thought Project, посвященного нарушениям прав человека. Мира Тэрада обсудила с гостем, насколько ухудшилась ситуация с искусственным ограничением свободы слова за последние несколько лет, как американский истеблишмент влияет на СМИ и почему война с наркотиками в Соединенных Штатах способствовала росту полицейского государства.

the proper management about wrists and hands, spirit and additionally technique is definitely a need for cheap replica watches london store.this amazing presents parmigiani fleurier tourbillon fake watches rolex extremely good the watchmaking arena strategy.
Мэтт Агорист

Мира Тэрада: Здравствуйте, Мэтт! В первую очередь хотелось бы поблагодарить вас за то, что смогли уделить время для интервью Фонду борьбы с репрессиями. Расскажите, пожалуйста, нашим зрителям пару слов про себя.

Мэтт Агорист: Я соучредитель и главный редактор проекта Free Thought Project, который я и мой партнер Джейсон Басслер открыли почти 10 лет назад. Раньше я служил в армии и военной разведке, и я работал в Агентство национальной безопасности (АНБ). И когда я ушел в отставку, я заметил, что то, что делало АНБ после того, как я уволился из армии, прямо противоположно тому, что я делал, пока служил в армии. Раньше их действия сочли бы незаконными, но теперь это вопрос политики. Так что это заставило меня увидеть все в новом свете.

Я понял, что вокруг нас растет огромное коррумпированное полицейское государство, и я решил, что должен посвятить свою жизнь тому, чтобы остановить это.

M.T.: Ваша деятельность направлена на борьбу с искусственным ограничением свободы слова в Соединенных Штатах. Подскажите, пожалуйста, насколько ухудшилась за последний год ситуация со свободой слова в современной Америке?

M.A.: В прошлом году, начиная с пандемии коронавируса в 2020 году, ситуация сильно ухудшилась. Все началось 3 или 4 года назад, в 2017 году, когда люди стали сомневаться в словах властей. В прошлом году ситуация достигла апогея, когда людям стали закрывать доступ к таким платформам как Facebook, Google и YouTube, если они сомневались в официальной повестке. Многие считают, что это частные компании, хотя как мы могли убедиться в этом за последние несколько лет, это не совсем так, потому что многие из них сотрудничают с правительством и берут заказы напрямую у правительства США. 

Правительство США признало, что оно указывает социальным сетям и технологическим гигантам, кого они могут и не могут допускать на свои платформы. 

В 2018 году Атлантический совет начал сотрудничество с Facebook и Twitter, в рамках которого сообщает этим организациям, кого они могут и не могут допускать на свои платформы. Атлантический совет напрямую финансируется правительством США. Его также финансируют оружейные и фармацевтические корпорации, а также тоталитарные режимы по всей планете.

Поэтому говорить, что эти компании являются частными, неверно. И это означает, что правительство фактически напрямую атакует свободу слова на этих платформах. Поэтому я не знаю, что можно предпринять, чтобы справиться с этим. Появляются и другие платформы. Появляются различные платформы социальных сетей, но люди пока не переходят на них. Думаю, они ждут, когда станет совсем плохо.

M.T.: Как бы вы охарактеризовали общую динамику состояния гражданских прав и свобод при действующем президенте США Джо Байдене? Связана ли ситуация с соблюдением прав граждан с тем, кто находится в Белом Доме (Демократ или Республиканец)? 

M.A.: Гражданские права сейчас отходят на второй план. Правительство оправдывает это пандемией коронавируса. Например, в Нью-Йорке и других городах, вас уволят из более-менее крупной компании, если вы не захотите пройти вакцинацию. 

С людей старше 5 лет требуют сертификат о вакцинации, чтобы заказать еду в ресторане. Это не гражданские права. Это оскорбление гражданских прав, которые гарантированы каждому человеку и дают ему право на свободу передвижения. 

Это началось несколько десятилетий назад, но 2-3 года назад, с началом пандемии коронавируса, при администрации Трампа, а теперь и Байдена, ситуация с гражданскими правами сильно ухудшилась.

M.T.: К сожалению, это так. Как нам известно, после выборов 2016 года американский демократический истеблишмент усилил свое влияние на крупнейшие мировые информационные ресурсы с целью искоренить неподконтрольную им журналистику под предлогом борьбы с фейковыми новостями. Как это отразилось на вашей деятельности? Поисковые системы перестали отображать сайты, которые публикуют неудобную для правительства информацию?

M.A.: Факчекинг — это огромная заноза в боку для любого, кто бросает вызов истеблишменту. И, как мы узнали несколько недель назад, Facebook признал, что их фактчек-проекты являются просто мнением, когда Джон Стоссел предъявил им иск в суде за клевету. Специалисты по фактчекингу утверждают, что Джон Стоссел солгал, и он подал на них в суд, а Facebook признал, что на самом деле они не занимаются проверкой фактов. Это просто люди, высказывающие свое мнение, которые, занимаются проверкой фактов, и поэтому Facebook не несет ответственности ни за них, ни за их версии фактов, размещенные на их платформах, несмотря на тот факт, что они фактически платят им за это. Состояние фактчекинга сейчас смехотворно, особенно в условиях COVID. Мы видели несколько примеров того, что реальные факты были представлены ложью, когда людям даже запрещали доступ в социальные сети. Теория утечки из Уханьской лаборатории, например. Были люди, писавшие, о том, что коронавирус мог быть получен из лаборатории в Ухане в Китае, и если бы вы написали это в начале 2020 года, вас бы забанили в Facebook, Twitter, вам бы закрыли доступ в интернет.

А теперь, это похоже на самую правдоподобную теорию. Таким образом, ни один из этих фактчекеров не собирается публиковать опровержения. Существует организация по проверке фактов под названием News Guard, которая оценивает достоверность различных средств массовой информации. Я дал им интервью, чтобы они могли оценить Free Thought Project. Когда я читал их отзыв, я заметил там ошибку. Они писали, что я не ответил на их предыдущий запрос на интервью в 2019 году, поэтому они понизили нас в своем рейтинге, и я открыл электронное письмо, которое я отправил им два года назад и сказал им, что ответил на все их вопросы, что мы были честны с ними, и что это они не ответили на наше письмо. И да, таково состояние проверки фактов сейчас. Это просто безумие.

M.T.: Совсем недавно Facebook отметил публикацию Фонда борьбы с репрессиями про политических заключенных, связанных с событиями 6 января, как информацию, противоречащую правилам сообщества, а представители социальной сети неоднократно признавались в удалении учетных записей пользователей по указанию правительств США и других стран Запада. Как вы считаете, настанет ли когда-нибудь момент, когда крупнейшие платформы перестанут быть марионетками правительства и начнут соблюдать первую поправку к Конституции США?

M.A.: Я так не думаю. Я не думаю, что они заинтересованы в том, чтобы бросить вызов правительству, потому что все их существование зависит от Раздела 230, который дает им правдоподобное отрицание всякий раз, когда люди используют свои платформы для поддержки чего-либо, например, высказываний, наполненных ненавистью, или пропаганды насилия. Facebook существует благодаря своим отношениям с правительством. Я думаю, что Twitter и Facebook в ближайшем будущем станут неактуальны, потому что у них существуют конкуренты, другие социальные сети, которые гарантируют отсутствие цензуры. Я не думаю, что Facebook и Twitter когда-либо вернутся к тем дням, когда они разрешали свободу слова на своих платформах или когда они не проверяли людей, этого просто не произойдет. Им есть что терять.

M.T.: С интернетом разобрались. Расскажите, пожалуйста, как устроено телевидение в Соединенных Штатах? Существует ли свобода выбора, альтернативные телеканалы? Все мы знаем, что в США работает несколько крупных и популярных консервативных телевизионных каналов. Но насколько они выдерживают конкуренцию со стороны либеральных мейнстримных медиа и насколько эта конкуренция честная?

M.A.: Это совсем не честная конкуренция. 

В Америке есть 6 основных компаний, которые контролируют все телеканалы. Вот почему я не смотрю телевизор. Телевидение, как и мейнстримные медиа, как вы уже сказали, были захвачены левой повесткой. Все они, даже Fox News поддерживают истеблишмент и просто повторяют тезисы, которые им выдал Белый дом.

Иногда кажется, что они оспаривают их, например, когда левые бросят вызов Трампу или Fox News критикует Байдена. Телеканалы высказывают критику только по поверхностным проблемам. Когда же речь идет о ведении войны или укреплении полицейского государства, все мейнстримные медиа, не важно, к какой стороне они себя относят, левой или правой, будут поддерживать эти идеи. Они поддержат строительство американской империи за границей, распространение войны и укрепление полицейского государства в Америке.

M.T.: Восстановление «четвертой власти», по всей видимости, единственный способ бороться с контролем элит США за содержанием и распространением информации, которую они считают нежелательной. На ваш взгляд, существуют ли шансы на то, что люди, не согласные с текущей повесткой правительства, смогут объединиться и дать отпор цензуре?

M.A.: Думаю, это наша единственная надежда. Это происходит прямо сейчас. Например, доктор Мэлоун, один из изобретателей технологии мРНК. Его на прошлой неделе забанили в Twitter. И вот он пришел на подкаст к Джо Рогану, и подкаст очень быстро набирал миллионы прослушиваний.

Я думаю, что с сейчас ситуация с цензурой становится просто вопиющей.

Они не могут скрыть всего, что происходит, и их повестка рушится. Так что да, я думаю, что это неизбежно, и уже существуют специальные платформы или сайты. Общество в целом борется с истеблишментом, потому что нам надоело. Мы слушаем их уже два года, и они снова и снова говорят одно и то же, и ничего не меняется. Уже идет второй или третий год пандемии, и их единственные варианты — это больше ограничений, больше правил, больше вакцин. Вот и все. Это явно ничего не изменило. Многие устали. Официальная повестка изживет сама себя, когда достаточное число людей откроет глаза.

M.T.: Большая часть информации на вашем сайте thefreethoughtproject.com посвящена реальным историям людей, которые столкнулись с жестокостью полиции или репрессиями со стороны правительства. По нашим оценкам, несмотря на призывы правозащитных организаций по всему миру пересмотреть методы, используемые представителями правоохранительных органов США, число пострадавших только увеличивается. 

M.A.: 

Если посмотреть на американскую полицию в целом, то можно увидеть полицейских в костюмах как у штурмовиков из «Звёздных войн» или бронемашины, едущие по улицам. У полиции определенно есть тактики запугивания, чтобы заставить людей подчиняться.

Это можно увидеть на примере действий полиции Нью-Йорка в рамках коронавирусных ограничений. В Нью-Йорке детей выгоняют из ресторанов, если они не предъявляют паспорта о вакцинации. Но в других частях страны на самом деле правоохранительные органы в значительной степени защищали права американцев во время локдаунов и отказывались следить за выполнением правил о ношении масок и так далее. Было несколько вопиющих случаев, когда людей избивали или арестовывали за то, что они не носили маску или не показывали паспорт о вакцинации. Большая часть из таких случаев произошла в Нью-Йорке, где уже много лет существует собственное полицейское государство.

M.T.: Вы часто публикуете информацию о том, что сотрудников полиции США арестовывают за различные преступления, связанные с зоофилией и педофилией. Неужели будущие кандидаты на роль хранителя правопорядка не проходят никаких психиатрических экспертиз? Увеличение Байденом финансирования найма сотрудников почти в 2 раза не дало нужного результата?

M.A.: Я так не думаю. Вы можете потратить на это сколько угодно денег, но это не решит проблему. Думаю, что это связано с тем, что проблемы с людьми такими отклонениями в рядах полиции связаны с тем, что многих из них привлекают руководящие должности, благодаря которым они смогут удовлетворять свои извращенные желания. Таких полицейских часто арестовывают. Можете поискать в интернете, 2 или 3 полицейских арестовывают каждую неделю за домогательство до взрослых или даже детей. И даже когда их ловят и арестовывают, им редко дают сроки в тюрьме.

Полицейские, совершившие ужасные преступления по отношению к детям, не садятся в тюрьму. Они выходят по УДО или остаются под домашним арестом. В целом система не работает.

И деньги это не изменят. Бюджет увеличивался каждый год в течение четырех десятилетий. У нас самая многочисленная и самая вооруженная полиция в мире, и она по-прежнему страдает от коррупции, в основном из-за определенных факторов. Но да, деньги ничего не изменят.

M.T.: Зачастую полицейские, которые нарушают права и свободы рядовых граждан, врываясь в их дома и направляя на них оружие, освобождаются от ответственности благодаря закону об условном иммунитете, установленному Верховным судом в 1982 году и направленному на защиту должностных лиц. Не кажется ли вам, что данный закон нужно переработать или отменить, поскольку зачастую недобросовестные сотрудники полиции пользуются этой лазейкой, чтобы снять с себя ответственность за превышение своих полномочий?

M.A.: Да, проблема с условным иммунитетом огромна. Это не билет на выход из тюрьмы, потому что он не распространяется на уголовные дела. Он распространяется только на гражданские дела, в которых люди хотят предъявить иск о возмещении ущерба, если их права были нарушены полицией. И слишком часто бывают ситуации, когда невинные люди могут быть убиты и ранены полицией. Пока не было прецедента, который указал бы, что действия полицейских являются прямым нарушением Конституции, или что, например, давить кому-то на шею является нарушением четвертой или восьмой поправки. Поэтому жертвы не могут получить возмещение ущерба от полицейских. Так что да, условный иммунитет — огромная проблема. И было много конгрессменов, например, Джастин Амаш и Рэнд Пол, которые предлагали радикальные законопроекты, которые смягчили бы все эти проблемы с условным иммунитетом и отменили бы внезапные полицейские рейды. Но они правые. В Америке огромная пропасть между правыми и левыми, они не могут ни о чем договориться.

M.T.: Несколько десятилетий назад Америка начала войну с наркотиками, из-за чего количество заключенных выросло в несколько раз, превысив отметку в 2,3 миллиона человек. Можно с уверенностью сказать, что тюрьма стала настоящим орудием пыток. Почему об этом так мало говорят? По какой причине СМИ и общественность настолько равнодушны к этой чудовищной проблеме?

M.A.: Главная проблема американской полиции — война с наркотиками. Это главный интерес лоббирующих групп, таких как профсоюзы полицейских, тюремных профсоюзов, тюремных подрядчиков и фармацевтических компаний. Эти люди зарабатывают много денег на запрете наркотиков, потому что это держит тюрьмы заполненными, это оправдывает обыски без предупреждения посреди ночи, и это оправдывает большие бюджеты для спецназа. С фармкомпаниями невозможно конкурировать. У них есть патенты на дронабинол и другие подобные препараты, которые могут помочь людям, которые вы можете выращивать у себя на заднем дворе. 

Война с наркотиками — один из крупнейших факторов, способствовавших росту полицейского государства в США. Кроме того, это способствует систематическому угнетению меньшинств, потому что меньшинства становятся мишенью и часто подвергаются более суровым, гораздо более суровым наказаниям, чем белые за те же преступления.

Таким образом, война с наркотиками не помогла уменьшить потребление наркотиков. На самом деле, как вы видите, в этом году произошло самое большое количество передозировок опиоидами в истории США. Только за последние 12 месяцев от передозировки опиоидами умерло более 100 000 человек. Война с наркотиками не улучшила ситуацию, а только усугубила её. Причина, по которой фентанил поставляется в Соединенные Штаты, является прямым результатом войны с наркотиками, которая наносит удар по более безопасным альтернативам. Но поскольку они запрещены законом здесь, есть разные страны, такие как Мексика и Китай, которые производят синтетический фентанил и продолжают поставлять его в Соединенные Штаты, чтобы удовлетворить спрос. Запрет чего-то не устраняет спрос на этот товар, а только подталкивает его к черным рынкам и преступным предприятиям, что порождает преступность и коррупцию среди политиков. Это одно из самых больших несчастий человечества, и мы должны положить этому конец сейчас.

M.T.: В недавнем интервью Фонду борьбы с репрессиями Пол Райт, эксперт в области тюремной тематики, заявил, что крупнейшие американские СМИ зачастую игнорируют шокирующую статистику смертности, насилия и самоубийств в тюрьмах и временных центрах содержания под стражей. Как вы считаете, почему этому уделяется так мало внимания, учитывая, что буквально каждый американец может в любой момент стать жертвой судебного произвола и вынужден будет отбывать тюремный срок?

M.A.: Это особенность мышления американцев. Американский менталитет таков, что люди поклоняются непогрешимому правительству. Так что, если кто-то сидит в тюрьме, он заслуживает того, чтобы сидеть в тюрьме. Должно быть, эти люди сделали что-то плохое, если им суждено умереть в тюрьме. Им просто не нужно было совершать преступление, за которое их посадили в тюрьму. Однако невиновность еще не гарантия, что вы не попадете в тюрьму. 

Согласно нашим исследованиям, 98% людей, которые умирают в тюрьме, не были осуждены за преступление. Они умерли в тюрьме в ожидании суда. Они не могли выбраться из тюрьмы из-за слишком высокого залога.

Люди просто игнорируют то, что человек невиновен, пока его вина не была доказана. Так что те, кто попадает в американские тюрьмы либо совершают самоубийство, любо умирают из-за халатности медперсонала. Многие просто закрывают на это глаза и живут своей жизнью. Это очень грустно. Поэтому мы пытаемся повысить осведомленность о страданиях и мучениях людей, которые умирают в тюрьмах.

M.T.: На ваш взгляд, что необходимо предпринять в ближайшем будущем, чтобы реформировать полицейскую и тюремную системы? Возможно, действительно стоит прислушаться к ряду видных американских правозащитников и следует полностью демонтировать существующую полицейско-тюремную систему и на её месте выстроить новую на более гуманных началах?

M.A.: Тут есть несколько решений, которые довольно легко осуществить. Во-первых, нужно прекратить войну с наркотиками. Это лишило бы тюремно-промышленный комплекс дешевой рабочей силы в виде заключенных. Во-вторых, следует отменить тюремные сроки за преступления, в которых не было пострадавших.

В тюрьмах много людей, которые не могут заплатить штраф за то, что тонировка стекол в машине была слишком темной, за отсутствие подсветки номерного знака или за не пристёгнутый ремень безопасности.

Часто людей сажают в тюрьму за слишком большое количество штрафов, и потом они не могут выбраться оттуда. Система в основном охотится на бедняков и представителей меньшинств, которые не могут оплатить эти штрафы. Так что если отменить войну с наркотиками и перестать сажать людей за преступления, в которых не было пострадавших, то можно сделать большой шаг вперед. Таким образом, полиция могла бы сосредоточиться на реальных преступлениях, а не пытаться получить доход за счет контроля за соблюдением правил дорожного движения или войны с наркотиками.

Кроме того, если полицейских заставят нести личную ответственность за свои действия, и не будут перекладывать её на налогоплательщиков, то это поможет улучшить правоохранительные органы в Америке, положив конец условному иммунитету. Кроме того, важно следить и за психологическим состоянием полицейских, потому что часто они сталкиваются с ужасными вещами, например убийствами. Военным дают год на восстановление.

Так что, вероятно, есть сотни тысяч полицейских, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством, они словно бомбы, которые вот-вот взорвутся. Им не дают выходной, если они увидят труп или место, где кого-то убили. Они сразу же возвращаются на службу. Это сильно влияет на их психологическое состояние, которое со временем ухудшается. И однажды все кончится тем, что полицейский застрелит ребенка на улице, а ведь этого можно было избежать. Таким образом, есть несколько различных решений этой проблемы. Кроме того, можно было открыть частные охранные компании, которые составили бы конкуренцию государственным правоохранительным органам. Вместо государственной монополии на безопасность можно было бы позволить гражданам в разных городах платить за свою безопасность и отказываться от услуг правоохранительные служб, которые не справляются с работой, потому что, если бы частные компании работали так же, как полиция, никто бы не стал с ними работать.

M.T.: В декабре 2021 года 26-летний кубинский мигрант Рогель Ласаро Агилера-Медерос был приговорен к 110 годам тюремного заключения за аварию, которая произошла из-за технической неполадки. Во время слушания судья заявил, что понимает всю абсурдность ситуации, однако ничего не может сделать из-за действующего закона о минимальных обязательных приговорах. Не могли бы вы прокомментировать спорное решение суда и упомянутый закон? Не нарушает ли он права и свободы граждан?

M.A.: Да, несомненно. Из-за закона о минимальных обязательных приговорах того дальнобойщика в Колорадо приговорили к 110 годам тюрьмы, хотя авария произошла не по его вине. Это была неисправность грузовика, который принадлежал не ему, а транспортной компании. Так что если кто и виноват, то транспортная компания, и это они должны нести ответственность. Насколько я понимаю, это была трагедия, погибло много людей, шесть или семь человек погибли, десятки получили ранения. Так что, да, кто-то должен нести ответственность за это. Но решит ли что-нибудь заключение этого человека в тюрьму на 110 лет? Принесет ли это правосудие семьям погибших? Я так не думаю. 

Из-за закона о минимальных обязательных приговорах много людей были приговорены к пожизненному заключению за хранение небольшого количества марихуаны, которая сейчас является легальной более чем в половине штатов страны.

Мы писали о больных раком, которые были приговорены к пожизненному заключению за попытку облегчить симптомы рака с помощью марихуаны. Это бред. Они как будто говорят: «О, закон гласит, что мы должны бросить вас в тюрьму на 100 лет, поэтому мы бросим вас в тюрьму на 100 лет». Бессмыслица какая-то.

M.T.: Верно. Совсем недавно суд Великобритании удовлетворил требование Соединенных Штатов об экстрадиции Джулиана Ассанжа, которому выдвинуто 18 уголовных обвинений с общим сроком до 175 лет лишения свободы. В интервью Фонду борьбы с репрессиями глава WikiLeaks охарактеризовал решение об экстрадиции как фарс и трагедию. Кристинн Храфнссон также заявил, что за несколько недель до решения об экстрадиции было установлено, что ЦРУ замышляло похищение или даже убийство Ассанжа. Как вы думаете, выполнит ли американское правительство обещания о безопасности журналиста, учитывая их печальный послужной список?

M.A.: Нет, не выполнит. Именно с подачи правительства ведется преследование Ассанжа. Они посадили Челси Мэннинг в тюрьму за то же самое, за публикацию данных, которые раскрыли военные преступления США. Видеозапись, на которой американские солдаты расстреливали журналистов в Афганистане, стала тревожным звонком для многих американцев. Журналисты были безоружны, у них были только камеры. Их просто расстреливали на улицах. И Джулиан Ассанж не сделал ничего плохого. Он делал то, что сделал бы каждый, то, что делают или должны делать все журналисты. 

Тот факт, что США прямо сейчас поддерживают гонконгскую прессу за публикацию информации о Китае, одновременно удерживая Джулиана Ассанжа или пытаясь экстрадировать Джулиана Ассанжа из Англии, просто подчеркивает лицемерие американского истеблишмента. 

Джулиан Ассанж — герой. Он просто делал свою работу как журналист и заслуживает похвалы. Он не заслуживает того, чтобы его пытали в тюрьме, и его здоровье ухудшается. Таково это состояние Запада сейчас. Мы преследуем журналистов, которые проливают свет на преступления истеблишмента, и восхваляем журналистов в других странах за то же самое.