Рубрики

«Сейчас мы видим распад США»: Вторая часть интервью Миры Тэрада, главы Фонда борьбы с репрессиями, и Януса Путконена, финского журналиста, борющегося с западной пропагандой

Янус Путконен
Янус Путконен

Янус Путконен — журналист, директор и главный редактор UMV-Lehti, независимого финского информационного агентства, крупнейшего альтернативного СМИ в Финляндии, дал интервью главе Фонда Борьбы с Репрессиями. Он рассказал Мире о том, что может стать поворотной точкой в социально-политических процессах на Западе, почему правозащитные организации Европы не выполняют свои функции и предсказал дальнейшие перспективы развития западного общества.

Мира Тэрада: Могли бы Вы прокомментировать, как, по Вашему мнению, изменилась ситуация с правами человека и активизмом в этой области за последние 2 года? И повлияла ли пандемия коронавируса на свободу слова и другие гражданские права?

Янус Путконен: Пропаганда разрушила свободу слова, то, что от неё осталось. После такого большого количества геополитической пропаганды, которая велась с 2010 года, последние 10 лет, и последний виток пропаганды был сильным ударом. Все эти IT-гиганты: YouTube, Facebook, Twitter и другие, они присоединились к этой атаке. Я не верю в то, что свобода интернета перестала существовать, что свобода социальных сетей перестала существовать. Так что же у нас осталось? Все очень поляризировано. И только через трафик сайтов мы можем получить свободу информации. Однако никем это не поддерживается. И, конечно, как мой новостной сайт, нас окрестили как fake news, теориями заговора, троллями Путина. Они делают все возможное не только, чтобы заблокировать нас, но и чтобы публично напасть на нас. И правительство не видит ничего незаконного в этом. Нет никакой защиты. Только Швеция в прошлые годы высказалась в пользу того, что у альтернативных СМИ должны быть права. Только Швеция. Эта ситуация безумна. Мы должны бороться со 100% враждебной средой. Эта риторика сейчас разрушает то, что осталось. Сейчас мы просто на войне.

М.Т.: Давайте поговорим немного о Ближнем Востоке. Может ли влияние беженцев с Ближнего Востока стать поворотной точкой в социально-политических процессах на Западе? Что изменилось с тех пор?

Я.П.: Все идет согласно проекту «Новый американский век»: контроль месторождений, линий поставки. И если мы посмотрим на доктрину, которая была представлена в 1997 году Джоржем Бушем. Конечно, Ближний Восток – это главная арена, главное шахматное поле, где Россия тоже участвует в полной мере, придавая баланс этому региону. Тому, что происходит на Ближнем Востоке, есть причины и есть последствия. Я очень хорошо помню, когда Ливия была разрушена ужасной атакой сил НАТО, и Ливия перестала существовать в том виде, в каком мы её знали в 2011 году. А затем атака в Сирии, вооруженное восстание против сирийского правительства, которое пыталось сделать то же самое в Сирии. К счастью, у них это не получилось благодаря России.

Главная проблема в том, что российские лидеры активно предупреждали с 2012, 2013 года, в то время господин Лавров, представители МИДа и даже Путин говорил об этом несколько раз, они предупреждали Запад, что если они сделают это, если они будут продолжать делать это, то, что они делают в Сирии, в Ливии, в странах Ближнего Востока, вернется к ним же. Все это придет в их общества. И они знали, что на повестке было создать так называемый «миграционный кризис». Они предупреждали, но никто не слушал.

Я слушал, я слушал очень внимательно. Я писал новости об этом. Я предупреждал Финляндию не участвовать в этом. Я был в конфликте с министром иностранных дел в то время, в 2013, с Эркки Туомиоя, одним из главных глобалистов в Финляндии. Он был в группе «Друзей Сирии», которая создала ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), которая спонсировала и помогла терроризму развиваться в Сирии. Они действительно виноваты в разрушении Сирии, министр иностранных дел Финляндии виновен в этом. Я писал об этих людях, я предупреждал население Финляндии в 2013, 2014, 2015 годах, что это все придет к нам. Россия знает об этом, и у нас есть основания верить в то, что Россия знает, что хотят получить глобалисты.

Тогда, в конце 2014 года, в 2015 году, в 2016 году, когда так называемый «миграционный кризис», этот поток иммигрантов, это было спланированной операцией. Вот почему они это сделали. Все эти так называемые мигранты были собраны с территорий, занятых вооруженными группировками, которые поддерживает Запад. Они все были из этих регионов. Из Афганистана, из Сирии, из Ирака. Основная часть мигрантов – из территорий, которые контролируются террористами. Конечно, это был просто план, чтобы переместить эти социальные проблемы из этих стран. Они сначала создали войну, получили мигрантов и перенесли войну внутрь обществ Запада. И Россия предупреждала об этом, но никто не слушал, к сожалению.

Что мы имеем? Это социальная инженерия западных обществ, чтобы заставить людей бороться друг с другом. Вот почему эта фальшивая оппозиция, так называемые националистические партии, или крайне правые партии, как бы их ни обозначали главные СМИ, они соглашаются с правительством во всех возможных геополитических вопросах, таких как присоединение к НАТО, нахождение в составе ЕС, но они против иммигрантов. Но в 2014 и 2015 годах, когда эта проблема эта проблема была создана, когда началось создание этой проблемы в Европе, они позволили этому всему случиться. Им дали политическую привилегию выступить против этого политического курса, выступить «против». Вот как действуют глобалисты, они берут проблему, создают её, чтобы вызвать такие реакции, и затем они могут предложить их решения. И теперь мы на стороне решения. И решение, естественно, создать границы ЕС, армию ЕС и контроль за границами ЕС, федерацию ЕС.

Им нужно создать проблему, чтобы предложить её решение.

Это трагедия, внедрение этих террористов в западные общества. Это привело к миллионам трагедий за эти 5-6 лет. Это ужасно. Просто посмотрите на Швецию, Финляндию, эти банды преступников, этих абсолютно безрассудных людей. Они приехали без паспортов. И в то время, когда они начали эту операцию, принимать этих так называемых иммигрантов на Западе, я публично спросил: «Где сирийская разведка? Где представители иракского правительства? Где афганцы? Где полиция этих территорий? Где эти люди»? Вооруженные группировки маршируют по их странам, и никто не знает, кто эти люди. Конечно, сирийское правительство, разведка точно знают кто они, из каких они деревень, кто их родственники, какое их прошлое. Конечно, они знают. Они из их стран. Но эти люди, но также нужны усилия, чтобы понять кто они такие, почему они пришли, по чьему приказу они пришли? И это расследование этих событий, которые произошли в Европе, на Западе, с 2015 года не было сделано. Не было никакого расследования, откуда появился этот «миграционный кризис». Конечно, мы знаем, что они создали этот проект. Они не свалились с неба, их перевезли. Но кто оплатил эту перевозку? Теперь мы видим вариант решения, и это создание федерации Европейского союза. Это самая гнусная федерация из всех в истории человечества. Нацистская Германия даже не может сравниться с ЕС, потому что ЕС не легальное объединение. Там нет демократии, нет ни одного избранного судьи среди политиков ЕС. Мы не знаем, кто назначил этих людей, кто определяет рамки их полномочий, кто их выбрал и почему. Это просто марионеточное правительство, марионеточная федерация, но очевиден посыл сделать ЕС мировой сверхдержавой. Это как демон без рук и ног, потому что население не понимает этого. Они просто принуждают. Трудно поверить, что у них получится. Иммигранты – просто пешки, сейчас они очень полезны, но я обещаю каждому мигранту, который приезжает в Европу и думает, что тут жизнь лучше, скорее всего, они окажутся в концлагерях. И, скорее всего, так произойдет после того, как их используют. Вот как работает Запад. Они создают проблему и как только они добиваются решения, на которое они рассчитывали, от них избавятся. Можно только ожидать, что они [мигранты] исчезнут.

Среди правящих элит Запада действительно множество плохих людей, они не гнушаются жертвовать человеческими жизнями. Они не сделали это 11 сентября, они не сделали этого в Афганистане, они не сделали этого в Ираке, Ливии, Сирии. Они не сделали это в Донбассе. С чего бы им вдруг менять свое отношение к людям?

Нет, они этого не сделают. Это можно остановить только остановив их, как это сделали жители Донбасса. Их можно оставить только забрав у них монополию на насилие. Вот как можно остановить глобализм.

М.Т.: Спасибо за ответ на вопрос. Какие прогнозы вы можете дать по поводу ситуации с гражданскими правами в Финляндии и Европе в будущем? Какие тенденции сейчас наблюдаются?

Я.П.: Если у вас нет номера социального страхования с определенными пунктами, которые бы показывали ваше подчинение этой глобалистской силе, у вас не будет возможности зарабатывать на жизнь, у вас даже не будет права сходить в супермаркет. Это самое настоящее нарушение прав человека, а Amnesty International и другие организации молчат. Их не волнуют эти люди. И эта тенденция, которую мы видим сейчас. В следующие 6 месяцев произойдет большое количество самоубийств, трагических разрывов семей, разводов, всевозможных ужасных вещей, когда будет происходить разделение между теми, у кого есть права человека, и кого их нет.

М.Т.: Этот прогноз очень грустный, и я правда надеюсь, что Вы окажетесь неправы и что в конце концов международное сообщество встанет на защиту прав человека. Европейские страны активно взаимодействуют друг с другом в наши дни. Страны Восточной Европы просто закрыли глаза на самые серьезные нарушения прав человека в отдельных странах?

Я.П.: У них двойные стандарты, в зависимости от того, какая страна делает это. Сейчас в Швейцарии очень сильное полицейское насилие против населения страны. Это шокирует, потому что мы привыкли считать, что Швейцария – это оплот демократии и свободы. Но то, что мы видим сейчас на улицах Швейцарии, полиция абсолютно безумна и ведет себя безумно. Мы видим это во Франции, Италии, во многих странах, и Европейский союз ничего не предпринимает. В Брюсселе полиция нападает напротив штаб-квартиры ЕС. Они бьют людей, чтобы заставить их подчиняться их приказам. Но когда это происходит…

М.Т.: Как вы думаете, простите, что перебиваю, почему это происходит? Почему они не закрывают глаза на это в некоторых странах. Как Вы сказали раннее, в Швеции – нет, некоторые другие страны тоже нет, а страны как Франция. Почему их это не беспокоит?

Я.П.: Жестокость начинается там, где кончаются аргументы. Проблема глобализации в целом состоит в том, что нет аргументов, поддерживающих глобализацию, глобализм и глобалистскую риторику. Чтобы поддержать свою риторику, потому что

У глобалистов нет аргументов, они не могут убедить людей, они не могут обсуждать это, поэтому они используют полицию, чтобы вести политику с позиции силы.

У них нет аргументов, которые можно было бы обсуждать. Если посадить патриота и глобалиста за один стол, то глобалист проиграет в дискуссии с первого же аргумента. Они не ставят никаких вопросов, они не хотят ни на что отвечать. Проблема глобализации в том, что это вера, это не политическая логика, это не практика, у нее нет прочного основания. Это просто вера в то, что произойдет что-то хорошее, если мы поступим таким образом.

М.Т.: Да. Это просто хорошая пропаганда?

Я.П.: Да. Это религия, которую защищает полиция. Вот именно поэтому они понимают, что, чтобы привести эту веру к власти, им нужна сила. Потому что там нечего обсуждать. Если ты веришь в глобализацию, то хорошо. Если нет, то тебя ударят. Здесь нет середины, вот почему это очень ужасает. Политическая вера, геополитическая вера. Потому что она беспочвенна, это просто видение, идеология. И это на 100% поворот, когда мы сморим на внешнюю политику России.

Внешняя политика России основана на интересах, что всегда логично. Иногда есть чувство, что Россия делает что-то очень странное, но когда вы посмотрите на интересы, то сразу становятся понятны причины. Вот тот или иной факт важен для интересов страны. Но когда вы смотрите на глобализацию, там это не работает. Тут нужно просто понять, во что они верят. Когда вы поймете, во что они верят, мы можете согласиться или не согласиться с ними. Но там нет прагматичности, вот в чем отличие. Нет прагматической точки зрения. Это не понять здравым смыслом, логикой.

М.Т.: Верно. Вот мой следующий вопрос. Чем сейчас занимается Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе и Европейский суд по правам человека? Они не могут решить существующие проблемы, или просто не хотят делать этого?

Я.П.: Я не виню ребят из ОБСЕ за то, что они не выполняют свою работу. Я наблюдал за работой ОБСЕ и других международных организаций здесь в Донбассе на протяжении нескольких лет. И да, они делают все возможное. Проблема этих так называемых «международных организаций» в мандате. И мандат не дает им прав работать эффективно, понятно и так, чтобы их работу уважали. Самая большая проблема со стороны международного сообщества в том, чтобы действовать в интересах закона, справедливости и народа. Я просто приведу пример, который можно применить ко всем странам Европы. ОБСЕ должна быть организацией, которая реагирует на угрозу национальной безопасности, наблюдает за различными конфликтными ситуациями, не только на войнах, но везде. Они должны быть активными, нам нужны такие организации, но мандат, если он такой как на Украине, его пишут до того, как начинается конфликт. Это старый, очень старый документ, мандат ОБСЕ на Украине. И этот мандат гласит, что ОБСЕ должна поддерживать Украину, чтобы поддерживать стабильность. Люди здесь на местах делают свою работу, они наблюдают, делают выводы, пишут доклады, отправляют свои материалы в штаб-квартиру в Киеве, в которых написано, как они служат целям и нуждам Украины. Это не мандат для народа, не мандат для жителей Донбасса или … Это мандат, чтобы поддержать Украину как государство. Как можно эффективно работать для благой цели, если это не разрешено? Этот документ был написан до основания Донецкой Народной Республики. Я не особо понимаю, почему такая работа продолжается, потому что реальность на местах не соответствует фактам. Это тоже проблема. Эти организации, они работают по определенным мандатам, которые основаны на выдумках, не имеющих под собой никаких оснований. Операция началась и так далее. Ситуация изменилась, но они – нет. Они совершенно не соответствуют действительности. Когда я встретил ребят из ОБСЕ здесь, их офис рядом с моим, я их не ненавижу. Я их понимаю. Проблема в том, что их успех зависит не от их усилий. Я знаю, что они хорошо делают свою работу. К сожалею, все, что они делают, политически искажено другими людьми, которые даже не задействованы в операции. Я просто надеюсь на то, что мандат должен быть гибким. Что-то нужно исправить в международном сообществе, чтобы обновить мандаты. Туда также нужно включить демократические вопросы. Они здесь, точнее, они должны быть здесь, чтобы защищать всех в равной степени. Но сейчас они этого не делают и винят нас. Они не делают ничего хорошего. Они делают все, что в их силах, но не могут сделать ничего хорошего, потому что им это не разрешено. То же самое с нестабильностью, которая растет в больших городах на Западе: огромные демонстрации, полицейское насилие и т.д. Конечно, должны быть международные наблюдатели, чтобы следить за тем, что происходит на улицах Парижа, и делать доклады. Но как создать систему гибких мандатов? Это вопрос к размышлению для великих мыслителей. Но мандат должен служить людям, а не организациям. Если вы создадите мандат в интересах организации, он никогда не будет на стороне народа.

М.Т.: Я согласна с Вами. Давайте обсудим вовлеченность США в это. Американские власти часто высказывают критику в адрес ситуации с правами человека в отношении России, Северной Кореи, Китая и других стран. Почему они тогда не обратили внимание на Европу, которая во многом ориентирована на США?

Я.П.: Конечно, они всегда будут смотреть на своего хозяина. Мы должны понимать, что Европа, Германия, Италия и Франция, они так и не были освобождены от оккупации, что было последствием Второй мировой войны. НАТО существует. Страны не независимы. Пентагон управляет этими странами. У Пентагона есть монополия на насилие в любой стране Европы, в любой стране на Западе. Ему также дали монополию, после краха СССР, к сожалению, многие страны Восточной Европы захотели отдать монополию Пентагону вместо Москвы. И теперь они платят большую цену за это. США и Пентагон – главная деталь структуры западной структуры власти. Это не главный рупор. Главный рупор – в Лондоне, в Ватикане, в Берне, в Базеле, в банковском сообществе, в разных частях Западного мира, того, что мы называем Западом. В Вашингтоне, который тоже является государством в государстве, как Лондон, как Базель, как Ватикан. У них есть альянс с разными задачами. Самая важная задача – экспансия, меч. И Вашингтон – меч Запада. За ним последнее слово, потому что это продолжается из других мест. Экономика в Базеле, геополитика в Лондоне, духовные и философские вещи в Ватикане. У меча всегда последнее слово. Вот почему у Вашингтона такая сильная позиция в западном мире. Потому что он ведет монополию насилия. Экспансионизм, который является главной целью Вашингтона, их задача, их обязанность. Они должны постоянно продолжать войну. Они хорошо с этим справляются.

Они начали 250 войн за 200 лет. Они постоянно в войне, потому что это их работа, быть в состоянии войны. Вот как работает Запад в своей основе.

Когда мы смотрим на положении Европы под оккупацией Пентагона в Германии, в Польше, в Италии, также в Японии, во многих частях мира, они просто оккупировали страны, у которых не было другого выбора, потому что у них нет национальной обороны против иностранного Пентагона. Когда вы попадаете под Западное правление, как страны Прибалтики, как Финляндия, позже они устанавливают тот же закон и порядок, который они установили в Германии, Франции, Японии и других странах. Они не обсуждают, они приказывают. Генералы из Пентагона привыкли к тому, что как они сказали, так и будет. Это не демократическая республика.

Демократическая система начнет существовать тогда, когда Пентагон уйдет от власти, потому что их не волнует местное население. У них есть повестка против России, особенно в Европе.

Их цели в Китае, России, они контролируют Ближний Восток и линии поставок ресурсов. Они работают по своим доктринам, у них есть свои интересы. Россия очень хорошо знает их интересы, они знают, как играть в эту игру. Но для этого нужно много танков и ракет, это баланс грубой силы. Вот что происходит, когда имеешь дело с США, с ними можно общаться только при помощи оружия. К сожалению …

М.Т.: Да, верно. Проблемы в США довольно заметны даже в новостях. Могли бы Вы дать свой комментарий о ситуации в самой свободной и демократической стране мира, как она сама себя называет?

Я.П.: К сожалению, США перестали существовать как субъект права, как Вы сказали, как Вы описали, на выборах в прошлом ноябре. Это была последняя черта нелегальных вещей, они украли выборы. Это уже очевидно, это было задокументировано.

Было проведено множество расследований в разных частях США. Мы уже знаем, как были украдены выборы, это уже задокументированный факт.

Не было прецедента в Белом доме. Это, конечно же, большая проблема, когда нет легального президента. И таким образом все больше власти переходит в руки так называемого глубинного государства. Во тьме всегда есть свет. И этот свет исходит от некоторых штатов, таких как Техас. Еще Флорида, но она не дотягивает. Техас – это то, во что мы еще верим. У них свое видение о том, как выглядят США, и как они должны выглядеть. Когда смотришь на такие штаты, как Нью-Йорк, Вашингтон и другие, они такие либеральные, захваченные глобалистами. Они играют в эту трудную игру с политической повесткой. Что интересно, так это мятежные штаты. Я внимательно смотрю за картой США, так как они основа здравого смысла. Там хороший патриотизм, но, к сожалению, когда мы смотрим на США как большинство, это сложная ситуация. То, что вижу, так это то, что США быстро идут к ситуации гражданской войны. Мы можем ожидать того, что патриоты восстанут, у них больше не осталось выбора. Глобалисты идут на большой риск сейчас вводя обязательную вакцинацию. Они не подчинятся. Есть территории, на которых федерация США потеряла контроль. И когда они потеряют контроль над большими штатами, такими как Техас, какой будет результат? Это будет развалившееся государство. Как мы знаем на примере Украины, когда государство распалось, это уже практически невозможно контролировать. Что ушло, то ушло, и затем нужно воссоздать это, чтобы сделать его стабильным. Я думаю, что сейчас мы видим распад США, очень быстрый распад. Это создаст интересную ситуацию для мира, так как у США почти 800 военных баз по всему миру. Что случится с этим военными базами по всему миру, когда США распадутся, когда они потеряют связь с родиной? Я думаю, что сейчас план в том, чтобы назначить ООН ответственной за американских военных. И это довольно пугающе. Тогда придет что-то большее, чем США, потому что США от таких больших ошибок пришли к таким плохим условиям. Они больше не могут держаться. Они как будто быстро умирают. Но у них есть большой арсенал самой крупной военной силы в мире. Тогда будет какой-то новый альянс. Я боюсь того, что они милитаризируют ООН.

Россия должна отдалиться от ООН. ООН не делает ничего хорошего для мира.

Довольно пугающие тенденции, и Россия предупреждает нас о том, что если мы не изменим ООН сейчас, то потом будет слишком поздно. Мы должны серьезно отнестись к падению США.

М.Т.: Спасибо. Недавно появился термин «новая этика». Он объединяет западные тренды в областях защиты прав человека, таких как современный феминизм, защита прав сексуальных меньшинств и так называемую квир-культуру, связанную с ними. Могли бы Вы высказать свое мнение по этим темам? В чем роль США и правительства США в этих процессах?

Я.П.: Их главная цель – ослабить вас, ваше психологическое понимание себя. Они следуют правилу «разделять и править». Они отделяют ваше внутреннее понимание себя. Это открывает дверь для внешнего влияния на ваше поведение. И вот это именно то, что они делают. Люди хотят принадлежать к чему-то, и когда вы ломаете людей программами сексуальной ориентации, Me Too, ЛГБТ и так далее, это открывает возможность третьей стороне влиять на вас и переделать ваше поведение. Вот что они активно делают. Конечно, мы видим, как это происходит в разных западных культурах с некоторыми различиями, но повестка та же самая. Только язык немного меняется, но суть та же самая. Если мы посмотрим на позицию ЕС в этом вопросе, то это агрессивная повестка. Это атака на ваше «Я», на вашу душу. А США – это те, кто всегда любят нападать. Не важно когда, если где-то есть цель для атаки, Пентагон будет думать, как атаковать агрессивно. Потому что это их работа – осуществлять что-либо при помощи силы. Мы не можем пожаловаться на них, потому что им за это платят, они получают за это зарплаты. Но в этом нет никакого смысла. В фашизме нет никакого смысла. Это ради власти, и они получают её при помощи сексуальности. Я должен сказать, что я рос и жил в западной стране, и когда я приехал на Донбасс, я был поражен. Это все еще был регион в Европе, где мужчины — все еще мужчины, а девушки красивые. Для нас важно оставаться мужчинами. Почему эта территория хорошо противостоит глобализации, даже если мы придем со всем возможным оружием и украинкой военной мощью? Потому что мужчины все еще мужчины, а женщины попросили защитить эти земли. Силы были объединены. Эти шахтеры, они крутые ребята. И здесь не хочется ввязываться в драки на улицах, потому что мужчины – это мужчины, если вы начнете драку, то вас могут … ну знаете…

Это совершенно другое, когда разум людей не изменен этими повестками, когда нация ставится на колени перед социальными повестками, они слабы и не могут сопротивляться силе, они очень слабы.

М.Т.: Вы абсолютно правы, потому что убийство силы воли и духа – это в принципе убийство целой нации. Можно ли сравнивать ситуацию с правами человека на Дольнем и Ближнем Востоке, которые часто обвиняются в нарушении основных гражданских свобод, и на Западе?

Я.П.: Да, думаю точно можно. К сожалению, силы, которые сделали ситуацию на Ближнем Востоке критической, это силы с Запада. В западной идеологии глобализация – очень радикальная мысль, либерализм – радикальное течение. Если сравнить его с консерватизмом или патриотизмом, это абсолютно безумная и радикальная идея. Мировое правительство, мировая религия и т.д., вся планета должна быть нашей – это абсолютно экстремистские идеи. Это делается Международным экономическим форумом, церквями верящими в глобализацию, Бильдербергским клубом и другими. Что, к сожалению, сделал Запад, чтобы получить источники энергии, поставить своих марионеток у власти. Это привело к тому, что мусульмане стали экстремистами. И создание этих группировок как ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ»), некоторые мусульмане из бедных семей, в которых нечем кормить детей, их научили этим безумным идеям о духовном рае Аллаха в мире. Это похоже на идею глобализации, которую заложили в их разум. У мусульман свой собственный экстремизм. Все факторы о тех, кто создал экстремизм, все указывает на разведку западных стран: МИ-6, ЦРУ и другие центры, которые создают эти стратегии, помогающие разделять и править. Моссад, у них очень профессиональные психологические операции. Они используют религии, но у них немного разные инструменты. В зависимости от религии, от того, какую религию исповедует большинство, христианство ислам и даже буддизм. Они могут сделать это и с буддистами. Если посмотреть на факторы, как они делают это, все это приводит к одному и тому же результату, как например на Донбассе, где националисты были поглощены мыслями об «украинскости», что бы это ни было. Это все выдумки. Вы, русские, знаете, насколько это безумно. Но действительно верят во что-то. И это все возведено…, в этом нет смысла, нет логики. Это все держится на огромной сумме, миллионах долларов. Есть цветные революции. Что вы хотите, и мы осуществим это. И затем они отправляют агентов, священников, они создают источники информации и политику. Затем они начинают подкармливать это, пока оно не заработает. Так Запад разрушил Ближний и Средний Восток, потому что люди не понимали, что происходит. Они не могли понять, к чему это приведет. Потому что, когда эти огромные сумки с долларами оказываются в бедных деревнях, священникам дают деньги и приказывают: «теперь ты проповедуешь об этом, а вот твои деньги, зарплата». Они не понимают, к чему это все приведет, и что это разрушит их страну.

М.Т.: С каких стран мира следует взять пример? Назовите несколько стран, где права соблюдаются лучше всего, и объясните, почему вы выбрали именно эти страны.

Я.П.: Могу сказать, что страны, которые ставят свою Конституцию выше всех международных обязательств, которые соблюдают Конституцию, написанную суверенным народом, там будет справедливость. Больше нигде её не будет. Если она потеряна, ослаблена, мы можем немного посмотреть на общую ситуацию в стране. Но нужно начать с того, на чем основана их система правосудия, направлена ли она или нет на защиту Конституции. Потому что людям нужна Конституция, она нужна нам. Если мы её потеряем, то потеряем свою человечность. Мы будем потеряны. Мы такой народ, что без своего закона мы будем бездомными. Мы потеряем… Это очень важно знать, к какой стране ты принадлежишь. К сожалению, я потерял свою Конституцию, но я уважаю всех, у кого есть конституционные права.

Мира Тэрада: Я сожалею об этом. Какие у Вас планы на будущее в сфере защиты прав человека?

Я.П.: Я надеюсь создать социальную сеть для патриотов, чтобы находить ресурсы. Я оспаривал позицию министерства массовых коммуникаций, AP и Reuters здесь в Донбассе в нашем международном новостном агентстве. Я противостоял большим игрокам медиа, но никогда не противостоял платформам Facebook, Twitter и т.д. Я надеюсь найти способ предложить людям возможность создать пространство в интернете, за которое они смогут ухватиться, где будет свободный интернет. Просто следуя понятным правилам, у них будет право высказаться. Думаю, это будет самым важным, так как сейчас мы теряем важные платформы социальных сетей. Мы продолжаем общаться через интернет, у нас появляются новые хорошие платформы, которые будут служить и меньшинствам, и большинству, не важно. Я думаю, что мы должны сосредоточиться на этом. Так как я главный редактор, я должен сосредоточиться на этом, но я просто делаю все возможное, чтобы поддержать жителей Донбасса, поддержать патриотов в Финляндии. Это не мне решать.

Мы все в одной лодке, и там, где я буду нужнее всего, я хочу быть готовым ко всем возможным испытаниям. Я научился принимать вызовы и справляться с ними.

М.Т.: Ваши планы просто удивительны. Не могли бы Вы дать рекомендации, как сделать мир лучше?

Я.П.: Вернемся к основам. Есть те, кто стремятся к богатству, высотам, к небу к Луне, кто-то даже хочет добраться до Марса. Но в то же время были забыты очень простые вещи. Мы забываем о том, где мы и где мы должны быть. Думаю, нужно сконцентрироваться на своих корнях, чтобы излечиться от этих безумных времен. Думаю, что ценность традиций, все, что лечит и объединяет нас с нашим обществом, культурой и наследием. Нужно немного замедлиться, так как скорость зашкаливает. Нам нужно успокоиться. Думаю, традиции – лучший способ успокоиться, и уважать старших. Возвращение к основам, это сделает мир лучше. Это даст нам понять, где мы свернули не туда, что случилось, как это случилось. Нам нужно замедлиться. Мы не сможем найти ответы на эти вопросы, если мы будем бежать. Нужно идти медленно, чтобы понять, где мы. Медленные поезда намного лучше быстрых.

М.Т.: Тише едешь, дальше будешь. Спасибо за Ваши ответы, Янус. Фонд и я лично надеемся на широкое сотрудничество с Вами. Желаю Вам удачи во всех Ваших начинаниях и будем на связи.

Я.П.: Спасибо! Большое спасибо! Мне была очень приятна эта беседа.