Рубрики

Майкл Николс

В октябре 2020 года сотрудник департамента полиции Роан, штат Западная Вирджиния, застрелил 63-летнего Майкла Николса. Сообщается, что в тот день сотрудник полиции, который был не при исполнении служебных обязанностей, получил звонок от соседа Николса, который сказал, что Майкл, вероятнее всего, находится под воздействием наркотиков.

Полицейский позвонил в диспетчерский центр, однако позже принял решение самостоятельно отправиться на место происшествия, до которого ему было всего лишь около 15 минут езды. Офицер сказал, что он подъехал к дому Николса на автомобиле без опознавательных знаков. Помощник шерифа вышел из машины, окликнул Николса и представился сотрудником правоохранительных органов, тогда, как сообщается, мужчина встал и начал кричать вещи, которые помощник шерифа не мог понять. Офицер заметил оружие, лежащее неподалеку от крыльца, после чего принял решение достать свой пистолет. Как утверждает сосед Николса, сотрудник полиции приказал мужчине лечь на землю, после чего сделал три выстрела, убив его на месте.

В июле 2021 года окружной прокурор заявил, что офицеру полиции, принявшему участие в смертельной стрельбе, не будут предъявлены никакие обвинения, а семья Николса подала в суд на город и полицейское управление. Судебное заседание по их делу пройдет 22 февраля 2022 года.

Рубрики

Говард Миллер

В мае 2021 года полицейский из Солсбери, штат Северная Каролина, на своем патрульном автомобиле сбил 59-летнего Говарда Миллера, который скончался от полученных травм.

Как сообщает департамент полиции, в тот день офицер направлялся на вызов о потенциальном самоубийце. После аварии Миллер был доставлен в больницу, где спустя несколько дней скончался от полученных травм. Сотрудник полиции, причастный к смерти мужчины, был направлен на медицинское освидетельствование, которое установит, находился ли офицер в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Полицейские заявляют, что инцидент был снят на видеорегистратор патрульного автомобиля, однако они не будут публиковать видеозапись до завершения внутреннего расследования.

В мае 2021 года Департамент полиции Солсбери совместно с Дорожным патрулем штата начал расследование инцидента, чтобы определить, нарушил ли офицер политику департамента.

Рубрики

Тимми Родс

В феврале 2019 года сотрудник полицейского департамента Роан, штат Теннесси, застрелил 28-летнего Тимми Родса. В тот день полицейское управление города получило сообщение о том, что мужчина, позже идентифицированный как Родс, «жег резину» возле соседского дома, создавая излишний шум и дискомфорт.

На место происшествия прибыл заместитель шерифа округа Роан, а через несколько минут 28-летний мужчина был убит выстрелом в голову. Департамент шерифа утверждает, что стрельба была оправданной: Родс не выполнил приказа полицейского и якобы потянулся к оружию. Расследование полиции штата подтвердило мнение шерифа, а большое жюри округа Роан отказалось предъявить офицеру обвинение в убийстве. Менее чем через неделю после того, как мужчина был убит, протестующие собрались перед зданием суда округа, в котором находится офис шерифа. Держа самодельные плакаты, они скандировали «Правосудие для Тимми» и «Спаси наш город, свергни короля».

Несмотря на то, что окружной прокурор отказался предъявлять обвинения офицерам полиции, убившим Родса, в июне 2021 года семья жертвы подала иск против города и полицейского управления, обвиняя их в применении чрезмерной силы.

Рубрики

Пол Рейнолдс

16 февраля 2017 года 38-летний Пол Рейнолдс умер из-за применения чрезмерной силы при его аресте.

14 февраля 2017 года сотрудники службы безопасности парка развлечений вмешались после предполагаемой ссоры между Рейнолдсом и другими посетителями парка. На видео с камер видеонаблюдения видно, как один из офицеров держит его за шею. Сотрудники службы безопасности удерживали его в положении лежа на животе около 11 минут. В это время они держали его руки за спиной и применили захват за шею.

Полицейские приехали в парк после сообщения о драке. К моменту прибытия полиции Рейнолдс был без сознания и храпел. Полицейские повезли его в участок думая, что он притворяется спящим. По дороге в участок они поняли, что он без сознания. Они оказали первую помощь и вызвали скорую. 16 февраля 2017 года он умер в больнице.

11 мая 2021 года суд постановил, что сотрудники службы безопасности применили чрезмерную силу против Рейнолдса. Присяжные также выразили обеспокоенность тем, что полицейские не смогли оценить состояние мужчины и направили его в участок, а не в больницу. Коронеры установили, что ограничения в движении привели к его смерти и что он мог бы выжить, если бы ему вовремя оказали помощь.

Рубрики

Чед Райли

В мае 2017 года 39-летний Чед Райли умер после того, как полицейские ударили его тазером 10 раз за 2 минуты.

В тот день полицейские отвечали на вызов о краже и заметили Райли рядом с местом, где произошла кража. Полицейские сообщили, что Райли ходил по парковке и бил себя руками по лбу. Они вызвали скорую помощь и попытались поговорить с ним. Сначала он не отвечал, а затем сказал, что убьет их. Офицеры заявили, что Райли напал на них и что он пытался забрать пистолет у одного из них.

Полицейские использовали против него тазер. Райли упал на землю. Когда прибыла скорая помощь, он был уже мертв. Один из полицейских был доставлен в больницу из-за сильного кровотечения, вызванного укусом Райли. В отчете детектива полиции сделан вывод об отсутствии преступных действий со стороны полицейских. Коронеры считают, что смерти Райли способствовало употребление метамфетамина.

25 мая 2021 года на суде была показана видеозапись с места событий. Родственники Райли призывают суд опубликовать её. Сообщается, что следствие по делу продолжается.

Рубрики

Джеймс Пичи

20 мая 2021 года 27-летний Джеймс Пичи умер после того, как полицейские применили против него тазер и перцовый баллончик.


Сообщается, что полицейских вызвали из-за опасений по поводу его поведения. По словам полиции, после прибытия офицеров началась драка, Пичи вел себя агрессивно. Полицейские заявили, что им пришлось применить тазер и перцовый баллончик. После этого Пичи потерял сознание. Полицейские сделали ему искусственное дыхание и отправили в больницу, где он умер. Один из полицейских также был доставлен в больницу из-за укуса на руке и травмы колена.


По словам членов семьи Пичи, у него никогда не было проблем с законом, но в течение недели перед смертью он несколько раз сталкивался с полицейскими. Семья Пичи утверждает, что полицейские знали о его проблемах с ментальным здоровьем и вместо того, чтобы помочь ему, применили к нему силу. Семья Пичи заявила, что требует ответов о том, почему к нему была применена сила.


Полиция заявила, что проведет расследование этого происшествия, однако не будет рассматривать его как смерть при аресте или в заключении.

Тьерри Мейсан
Тьерри Мейсан

Французский журналист Тьерри Мейсан рассказал Мире Тэрада об ущемлении свободы слова, политических преследованиях на Западе и франко-американском неоколониализме в Африке

Тьерри Мейсан  известный французский журналист и общественный деятель, автор одной из первых книг о том, что теракты 11 сентября 2001-го года были спланированы и проведены американскими спецслужбами. Эта книга получила международную известность, была переведена на множество языков. Она разоблачала официальную версию событий и указывала на то, что теракт был спланирован и проведен американскими спецслужбами. Сам Мейсан считает, что именно после публикации этой книги против него была развязана информационная кампания по травле и начались политические преследования со стороны правительств Франции и США.

Мира Тэрада: Здравствуйте, уважаемый Тьерри. Хочу поблагодарить Вас за смелую статью, написанную для Фонда борьбы с репрессиями «Запад: Издевательство над свободой». Эта статья приводит шокирующие подробности самой настоящей охоты, которая была развернута против Вас со стороны спецслужб США и Франции. Неужели всему причиной только Ваша знаменитая книга про 11 сентября «Чудовищный обман» (фр. L’Effroyable Imposture), опубликованная в 2002-ом году? Или имелись ещё какие-то поводы для подобного обращения с Вами?

Тьерри Мейсан: Да, конечно, с одной стороны была эта книга, которая объясняла проект Соединенных Штатов. Для меня 11 сентября – это триггерное событие, новый этап в истории Соединенных Штатов. В частности, я объяснил, что они собираются приступить к созданию системы массовой слежки, а с другой стороны, в некотором роде они собираются начать завоевание Ближнего Востока. Но моя работа не ограничилась этой книгой. После этого я продолжил делать попытки, чтобы проследить за тем что произошло. Я создал вторую книгу о войне которая произошла в Ливане с Израилем. В этой книге я показал, что это нечто новое, что имело место быть. Не было необходимости интерпретировать вещи с помощью идей прошлого. Мне надо было понять, что они собирались делать. Три года назад я опубликовал книгу, также на русском языке, в которой объясняется, в чем заключается общий проект Соединенных Штатов для мира, и в которой приводится множество подробностей о том, что они сделали. Поэтому США решили, что я не тот враг, который был у них 20 лет назад, но что я все еще остаюсь их врагом на сегодня. Это не так, я пытаюсь объяснить, что происходит. Я хочу помочь Соединенным Штатам измениться. Я не пытаюсь бороться с ними, я пытаюсь открыть им глаза.

М.Т.: Вы крайне жестко и бескомпромиссно разоблачаете политический произвол западных стран, направленный против всех, кто выражает позицию, которая противоречит официальной пропаганде. Как Вы полагаете, насколько серьезно западный мир изменился в своем отношении к инакомыслящим за последние 20 лет?

Т.М.: Да, произошли огромные изменения.

Запад больше не является цивилизацией разума. Сейчас Запад стремится выжить, уничтожая других. Это больше не цивилизация, которая отдает отчет своим действиям и разумно пытается найти новые пути развития. Напротив, это цивилизация, которая теперь стремится причинить вред другим, чтобы прокормить себя.

Запад сильно изменился.

М.Т.: Каковы подлинные границы свободы слова в современной Франции, Европе и США? Назовите ТОП-10 запретных тем для обсуждения в западных СМИ и социальных сетях.

Т.М.: Есть много тем, о которых запрещено говорить, но это как правило политические темы. Люди могут продолжать жить своей жизнью, не обсуждая эти темы. Но их будущее – именно то, о чем они не могут говорить. Мы начали давать ложное объяснение прошлому, мы лжем о своем прошлом. Например, все, что касается Второй мировой войны – это череда фантазий. Нам объясняют что нацизм был национализмом, но нацизм не был национализмом, потому что он был основан на расе немецкого народа. Нам говорят, что Соединенные Штаты спасли Европу, но Соединенные Штаты в 1939, 1940, 1941 годах поддерживали нацистскую Германию против остальной части Европы. Роль России в этой великой войне остается для нас неизвестной. Например, сегодня люди из Западной Европы убеждены, что именно Соединенные Штаты спасли их. Но в конце мировой войны все знали, что именно Россия выиграла войну. Или когда мы говорим об уничтожении людей нацистами. Нам говорят что 6 000 000 евреев погибли в концлагерях. Но после войны мы говорили о бойцах сопротивления, которые умерли на этой войне, а сейчас в концлагерях уже нет бойцов сопротивления. Я даже не могу сказать, что тот факт, что 2 миллиона советских пленных были убиты. Таким образом, вся наша способность интерпретировать наше прошлое исчезла.

Затем, второй большой вопрос — это то, как мы воспринимаем Россию и Китай. Взять например Китай, мы говорим, что китайцы вторглись в Тибет, но это не так! Тибет и до этого был китайским. В Тибет вторгся Мао Цзэдун, который был противником Чан Кайши. Это еще одна интерпретация истории, когда нам говорят, что Китай хочет захватить Тайвань, но Тайвань всегда был китайским! Кроме того, мы признаем это, но не интегрируем правдивые факты в наши рассуждения. Другая тема – это, например, когда мы говорим об Израиле. Нам говорят, что Израиль – это государство-убежище для евреев, которых преследовали нацисты. Но решение о создании Израиля не имеет ничего общего со Второй мировой войной. Это связано с британским колониализмом. Мы заблуждаемся относительно этого государства, когда говорим об исламизме. Например, недавно в Афганистане пал Кабул, и нам сказали, что талибы (запрещено в РФ) вернулись. Но талибы были союзниками Соединенных Штатов против Советского Союза. И Советский Союз никогда не вторгался в Афганистан. Нам всегда говорят, что Советы вторглись в Афганистан. Нет, их вызвало правительство Афганистана. Поэтому все, что говорится, неверно. Нам объяснили что война в Чечне – это восстание против российской оккупации. Но Чечня уже некоторое время была российской, а то что было создано в Чечне, было исламским эмиратом. То же самое с уйгурами в Китае. Уйгуры имеют невероятные привилегии в Китае, но нам, наоборот, говорят что их преследуют, и даже говорят что в лагерях находится миллион уйгуров, что не имеет никакого смысла! Нам никогда не рассказывают о нападениях, совершенных исламистами против остального уйгурского населения и против всего китайского населения.

Теперь у нас есть Аль-Каида на Ближнем Востоке и Даиш (террористическая организация ИГ – запрещена в России) по всему Ближнему Востоку, Африке и Азии. А США и Великобритания делают вид, что эти группировки являются их врагами. Но именно США и Великобритания поставляют оружие “Аль-Каиде” и Даишу. Они существует только потому, что этого хотят США и Великобритания. Мы настолько слепы, что, например, во Франции происходят исламистские атаки, но невозможно открыто сказать, что эти организации были созданы англосаксами. Хотя возможно, эти организации совершили больше действий, чем хотели англосаксы. Но если мы хотим, чтобы это прекратилось, мы должны потребовать от англосаксов прекратить поддерживать эти организации.

Роль НАТО – вот, что действительно невозможно обсуждать на Западе. Например, Европейский Союз неотделим от НАТО. Сначала было создано НАТО, а затем в плане Маршалла появились секретные пункты, которые привели к созданию Европейских сообществ, ставших Европейским союзом. Европейский Союз представляет собой две стороны: с одной – военная сторона, НАТО, с другой – гражданская. Когда нам говорят что будет европейская оборона, но как это возможно если в договорах говорится, что Европейский Союз доверяет свою оборону НАТО. Мы проголосовали за этот договор, Маастрихтский договор. В нем написано, что европейской обороны никогда не будет. Мы поставили себя в положение союзника, который склоняется перед своим защитником, и сегодня мы расплачиваемся за последствия. Как мы видим, НАТО вторгается в Афганистан, Ирак, Ливию, Сирию и Йемен. Каждый раз мы думаем, что это гражданские войны, и мы приходим, чтобы спасти людей. Но это несерьезно! Мы те, кто приносит войну.

Еще одна тема, о которой невозможно говорить, связана с экологией. Знаете, это становится новой религией на Западе. Например, нам говорят, что изменение климата произошло по вине человека. Возможно, промышленность, которая вызывает глобальное потепление действительно имеет последствия для этих климатических колебаний. Но эти последствия, если они существуют, весьма незначительны. В 19 веке астроном Миланкович объяснил, что Земля движется вокруг Солнца по эллипсу и что этот эллипс уменьшается в размерах с течением веков, что в конце концов произойдет потепление, потому что мы становимся ближе к Солнцу, а Земля в это время движется сама на себя в двух направлениях, и что поэтому потепление будет не на всей Земле, а только на ее отдельных частях. Если бы мы исследовали эту гипотезу, то смогли бы объяснить то, что мы видим сегодня, когда в одних местах происходят большие наводнения, в других – большие засухи, но все это совсем неравномерно. Нам говорят, что все происходит равномерно и что все эти изменения в климате создал человек. Но это смешно!

Другая тема связана с эпидемией коронавируса COVID-19. Запад решил не искать лекарство против этой болезни, вместо лекарства мы создали вакцину. Это не одно и то же. Да, это заставляет индустрию работать, но это другое. Во-вторых появилось такое явления как изоляция всех здоровых людей. Такой изоляции никогда не существовало в медицине. Это не медицинское решение, это административное решение, и мы видели какие последствия это дало. Западные страны влезают влезают в долги, Франция увеличила свой долг на 50% за полтора года по чисто административной причине. Повторяю, изоляция дома не имеет ничего общего с этой болезнью. Во-вторых, поскольку мы были вынуждены сидеть дома, мы начали работать из дома, но что это означает? Это подготовка к массовой иммиграции. Если мы можем работать дома, то индийцы и китайцы могут работать у нас. В-третьих, был создан санитарный пропуск, и для этого тоже нет никаких медицинских оснований, это административное решение. Итак, сейчас мы входим в общество, где передвижения людей контролируются, чтобы пойти в ресторан, я должен показать свое удостоверение личности, но для чего все это нужно?

Еще одна запрещённая тема на Западе — это крах среднего класса. Собственно, что и привело Дональда Трампа на пост президента США. Он хотел защищать средний класс. Поэтому мы называли его сумасшедшим, карикатурно изображали все, что он делал, и никогда не говорили о важных вещах, которые он совершал. Во Франции реакцией на исчезновение среднего класса стало движение “желтых жилетов”. Это лишь несколько из множества вопросов, о которых мы не можем говорить сегодня на Западе.

М.Т.: В своей статье Вы открыто разоблачаете антидемократическую, и в некотором роде откровенно преступную политику бывших французских лидеров Николя Саркози и Франсуа Олланда. Насколько правительство Эммануэля Макрона лучше или, наоборот, хуже в этом отношении?

Т.М.: С одной стороны он лучше, поскольку он не совершает политические убийства. Франсуа Олланд хвастался тем, что он совершал политические убийства. При этом он говорил, что эти политические убийства затрагивают только его внешних врагов. Во-первых, это не способ обращения с врагами – убивать их. Во-вторых, он применил политические убийства к гражданам Франции. Поэтому с этой стороны Эммануэль Макрон лучше. Но, с другой стороны, он совсем не защищает интересы французских граждан. Он проводит политику, которая была продиктована ему людьми, финансировавшими его приход к власти.

М.Т.: Не кажется ли Вам, что Макрон перед президентскими выборами 2022-го года зачищает политическую поляну? Сперва крайне подозрительная смерть миллиардера и одного из спонсоров правых сил во Франции Оливье Дассо. Затем недавний судебный приговор (возможно, вполне заслуженный) Николя Саркози. Будут ли ещё сюрпризы во французской президентской гонке?

Т.М.: В этой избирательной кампании наверняка найдутся вещи, которые нас удивят. Уже есть. Например, приговор Николя Саркози, о котором вы упомянули. Это является нарушением нашей конституции. Конечно, он не честно вел себя во время выборов. Но его приговор не имеет законного основания, потому что он был осужден за преступление, которое уже было предметом решения Конституционного совета, и мы не можем судить за одни и те же правонарушения дважды. Таким образом, этот приговор является нарушением нашей собственной правовой системы. Во время предыдущей кампании мы видели устранение Франсуа Фийона в середине избирательной кампании за что-то действительно непонятное, он получал деньги на оплату своих парламентских помощников. Он отдал эти деньги своей жене, которая, видимо ничего с ними и не делала и не нанимала помощников парламентариев. Это его дело, я тоже нахожу это непозволительным, но это не повод осуждать кого-то. Мы должны различать, что не является моральным и что не является законным. Это не одно и то же. Мы дали средства нашим парламентариям, и если они используют их плохо, мы должны сменить парламентариев. Мы не должны подавать на них в суд. В этой кампании, даже ещё до её начала, мы имеем решения, запрещающее кандидату Эрику Земмуру свободно выступать на телевидении. То есть закон примненяется только в отношении г-на Земмура. Не нужно применять другой регламент для отдельного человека, это недопустимо. Таким образом, мы видим, что президентскими избирательными кампаниями манипулируют посторонние люди.

М.Т.: Насколько Земмур самостоятелен и независим как политик?

Т.М.: Он совершенно независимый человек, его даже упрекают за эту независимость. Потому что он не связан ни с одной политической партией. Нет никого, кто бы направлял его, кто бы вел его, кто бы заставлял его, поэтому да, он независимый человек.

М.Т.: Свобода слова, право журналистов и общественников на открытое выражение своего мнения подвергались нападкам практически во все времена. Как Вы считаете, когда был самый благоприятный период в истории человечества для плюрализма мнений и насколько мир сейчас далек от идеала по сравнению, скажем, с 1990-ыми или 1960-ыми годами?

Т.М.: Я думаю, что в разные времена по-разному относились к тому факту, что людям запрещают свободно говорить. Дело не в том, что лучше в то или иное время, а в том, что мы не хотим одного и того же. Например, когда Галилея осудили за то, что он сказал, что Земля вращается вокруг Солнца, для людей того времени его слова были несерьезными. Правящий класс хотел навязать свой образ мышления. Но ученые все равно могли работать нормально. Когда сегодня мы запрещаем обсуждать все темы, о которых я говорил ранее, мы вредим сами себе. Мы больше не в состоянии думать о своем будущем. Это серьезно! Сегодня это гораздо серьезнее, чем в прошлом, гораздо серьезнее! Вы спросили меня про 60-е, 70-е, 80-е и 90-е годы. Во время Холодной войны запрещалось все, что подрывало интересы блока, в котором мы состояли. Поэтому, когда два блока разделились, это было не очень важно, потому что наши интересы были различны. Сегодня все по-другому, сегодня мы можем идти куда угодно. Так что если мы говорим глупости о мире, то это мы на Западе изолируем себя, это не остальной мир отвергает нас, это мы замыкаемся в себе, и это серьезная проблема.

М.Т.: По причине политических преследований и нападок на родине Вы вынужденно провели много времени на Ближнем Востоке. Насколько ситуация с правами и свободами в Ливане или Иордании отличается от Запада?

Т.М.: Во-первых, я думаю, что на Ближнем Востоке существует культура, которая гласит, что нельзя критиковать главу государства, это общий принцип. Поэтому мы можем критиковать его политику, но критиковать его лично – недопустимо. Нужно понимать разницу. Всегда можно критиковать политику на Ближнем Востоке, но не политика, который является главой государства. Что касается Иордании, есть еще один действительно опасный вопрос, который влияет на баланс страны. Если говорить о палестинцах, то они составляют огромное большинство в стране, а коренные иорданцы находятся в меньшинстве. Это несколько племен, которые находятся в меньшинстве. Поэтому если вы говорите об этом балансе, об этих двух группах, то, очевидно, что существует ужасающая цензура. Но вы должны помнить, что палестинцы пытались захватить власть силой в то время, когда они не жили в этой стране. Поэтому цензура в данном случае – это способ поддержания гражданского мира. В Ливане все по-другому, в принципе, у вас есть право говорить все, но вы не должны говорить это различным общинам. Если вы говорите с людьми из вашей собственной общины, вы можете говорить все, кроме плохих вещей о лидере вашей общины, но если вы говорите со всей нацией, то вы не можете говорить ничего, потому что вы можете кого-то обидеть.

М.Т.: Информационное подавление несогласных – это одна сторона медали. Но порой власть имущим кажется этого недостаточно. По Вашей экспертной оценке, насколько на современном Западе распространены политические убийства или физические устранения неугодных? И какие методы сегодня используются для этого? Можете ли Вы привести примеры случаев политических расправ на Западе, которые неизвестны широкой общественности?

Т.М.: Я думаю, что

Политические убийства в Европе и США стали чрезвычайно частыми после Второй мировой войны. Но эти убийства стали заметны только со временем.

Например, в 1970-х и 1980-х годах в Великобритании проводилась кампания политических убийств против активистов движения за независимость Северной Ирландии, которая является страной, колонизированной Великобританией. Мы не знаем точно, сколько людей было убито полицией или армией и умышленно ли это было. Но есть много свидетельств того, что со стороны государства была готовность нацеливаться на отдельных людей и убивать их. У нас была идентичная кампания во Франции в 1980-х годах, и во Франции о ней никто не знает. Это очень удивительно. В то время в Испании была проблема с испанскими басками, независимые испанские баски искали убежища на юге Франции. Президент Франсуа Миттеран дал разрешение на проведение кампании убийств испанскими спецслужбами на территории Франции. Более ста лидеров страны Басков были убиты во Франции. Никто ничего не говорил, это были несчастные случаи… Всегда находились объяснения, но стоило только взглянуть, чтобы понять, насколько эти объяснения нелепы. В США проводились кампании убийств, я думаю что представители “Черных пантер” были убиты или вынуждены были отправиться в изгнание.

Проводятся ли в настоящее время на Западе кампании по физическому устранению неугодных? Я не могу сказать, но думаю, что через 10 лет мы узнаем.

М.Т.: Многие считают Вас французским Эдвардом Сноуденом и Джулианом Ассанжем в одном флаконе. Как Сноуден с Ассанжем, так и Вы, попытались изменить мир в лучшую сторону, но в последнее время всё происходит с точностью до наоборот. Борцам за свободу слова затыкают рты, а пространство для свободы мнений сузилось до мизерных масштабов. Нет ли у Вас ощущения тщетности усилий?

Т.М.: Я не думаю, что нужно объяснять русской даме, что мы должны сопротивляться, даже если придется умереть. Человек не может принять то, что происходит сегодня. Мы обязаны сопротивляться, возможно, мы не справимся, возможно, это сделают наши дети или наши правнуки, но мы должны начать.

М.Т.: За долгие годы своего военного и экономического присутствия Франция ничего не смогла сделать в таких странах, как Мали и ЦАР, для того, чтобы навести там порядок, заставить соблюдать права человека, прекратить преследования по религиозному, этническому и иным признакам. Ничего не удалось изменить, возможно даже, наоборот, ситуация ухудшилась. Хотя французское правительство имело мандат ООН, время и полную свободу рук для этого. Как Вы полагаете, почему так случилось?

Т.М.: Я могу говорить только о французском политическом подходе в данном случае. Франция – это страна, в которой всегда были люди с разным подходом. Были те, которые защищали свободу других, но были и прочие, которые стремились заработать деньги, эксплуатируя других. Они эксплуатировали французских граждан или эксплуатировали людей за границей в колониях. И все это всегда в одно и то же время.

Сегодня Франция, когда она вмешивается во внутренние дела иностранных государств, больше не защищает то, что я считаю Францией. Она больше не защищает идею свободы и идею равенства людей перед законом.

Вместо этого она стремится защитить экономические интересы для себя. Так что да, когда человек стремится защитить свои экономические интересы, он стремится разделить народ, как это делают англичане, это их старый прием. Вы пытаетесь разделить людей, а не примирить их и заставить жить вместе. Так что права человека, по сути, нас не волнуют. Мой ответ таков: когда я говорю о правах человека, я не имею в виду их в том смысле, который навязывается сегодня на Западе. Сегодня права человека – это обозначение, которое дали Соединенные Штаты. Права человека – это первые 10 поправок к конституции в США. Французская традиция отличается. После Французской революции у нас появились права человека и гражданина, то есть мы считали, и я до сих пор считаю, что истинное право человека – выбирать свое будущее и делать это без насилия. Поэтому в этом смысле французы больше не играют свою роль, я пытался это сделать, я пытался защитить то, что я считаю своей страной, но когда я это сделал, французские лидеры обвинили меня в предательстве, тогда как я считаю, что это они предали страну.

М.Т.: По информации из некоторых СМИ между представителями России и Мали ведутся переговоры об оказании помощи малийскому правительству. Как Вы считаете, получится ли у России то, что не вышло у Франции?

Т.М.: Происходящее в Мали — это прямое следствие убийства Муаммара Каддафи. И я объявил об этом во время войны в Ливии. Муаммар Каддафи был единственным главой государства в мире, который на протяжении всей своей жизни пытался примирить арабское и черное население. Он единственный, кто сделал это, кто действительно сделал это. В его стране было около 2 миллионов чернокожих рабочих, приехавших в Ливию, которая является арабской страной, в то время как до него существовало рабство черного населения. Именно он положил конец рабству.

После свержения Муаммара Каддафи в Ливии с помощью НАТО, возобновилось рабство. Именно НАТО вернуло рабство.

Мали – очень нетипичная страна, там есть регион на севере, небольшой коридор, а затем регион на юге. Таким образом, есть район который является арабской пустыней, и есть район для чернокожих на юге. Итак, конфликт между этими двумя цивилизациями возобновился, потому что мы этого хотели. Это мы снова начали эту битву. Французы вмешались туда по просьбе Соединенных Штатов. Соединенные Штаты хотели установить AFRICOM. Они хотели разместить свои войска в Африке, как они это делали на Ближнем Востоке. Поскольку они не могут добраться до Африки, они попросили Францию, которая имеет гораздо более древнее и более признанное присутствие, сделать эту работу за них. Именно спутники и самолеты Соединенных Штатов указывают французским войскам, что делать. Мы действуем как наемники Соединенных Штатов. Очевидно, что через некоторое время местное население осознало это, и хотя все аплодировали французским войскам, когда они прибыли, те же люди после бросали в них камни. Это, конечно, можно было предвидеть, но это наша вина, если так все происходит.

Сегодня Россия пытается договориться об оказании помощи Мали. Она идет к этому совершенно иначе, чем Франция, потому что не пытается преследовать экономические интересы. Так что да, Россия может добиться успеха или, по крайней мере, движется в правильном направлении, в то время как Франция – нет.

М.Т.: Перейдем к Соединенным Штатам. По оценке Фонда борьбы с репрессиями наибольшее количество нарушений прав человека фиксируется именно там. Это страна, где проблема расизма, полицейского насилия, судебного произвола и тюремных правонарушений стоит гораздо острее, чем в других развитых государствах. Какова по-вашему причина происходящего?

Т.М.: На мой взгляд, это проблема связана с англосаксонской культурой. Эта проблема расизма существовала в 17 веке в Великобритании, и в Великобритании ее решали очень специфическим способом. Потому что на самом деле англичане (я не имею в виду шотландцев или валлийцев), англичане сохраняют контроль над внешней политикой, а их союзники внутри Великобритании могут заниматься чем угодно, только не внешней политикой. С одним небольшим отличием – это ирландцы, поскольку ирландцы для них – чужой народ. Соединенные Штаты создавались отцами-основателями, как их называли, британцами по происхождению. Это люди, которые распространяли расизм в Англии. Именно эти люди основали Соединенные Штаты и привезли с собой культуру расизма. Первые рабы в США не были чернокожими людьми. Первые рабы в Соединенных Штатах были британцами. В Великобритании существовало долговое рабство. Если вы были рабом за долги, то вас отправляли в Соединенные Штаты. В то время это была британская колония, а с приходом португальцев в Америке появилось черное рабство. На самом деле это было гораздо позже, но этот менталитет уже был там, укоренился в сознании людей. Сегодня президент Байден является примером такого мышления. Президент Байден говорит, что он антирасист. Во всех своих выступлениях он говорит, что выступает за расовое равенство, равноправие расовых сообществ. Он не за равенство в праве, что очень важно, а за равенство расовых сообществ. Поэтому я не могу принять это, для меня нет никакой разницы между этой речью и речью нацистов. Мы знаем, что Байден – очень хороший человек, и я хочу отдать ему должное, но его идеология – это насильственная расовая идеология, и проблема, через которую проходят Соединенные Штаты, будет усугубляться с приходом Байдена так же, как она усугублялась с Обамой.

М.Т.: Несмотря на уход из Афганистана, Соединенные Штаты по-прежнему стараются диктовать всему миру, как жить и на кого равняться. Идеи насильной «демократизации» стран никуда не делись. Есть ли до сих пор у Америки моральное право вести себя таким образом?

Т.М.: Когда Соединенные Штаты говорят о демократизации остального мира, возможно в США есть люди которые в это верят, но для остального мира это вызывает только смех. Потому что демократия – это то, что может исходить только от народа. Демократизация извне ничего не значит, и люди, которые развивают этот дискурс в Соединенных Штатах – это прежде всего группа, которая оживляет национальную демократию. Мы знаем, что все они Троцкисты. Мы знаем, что Соединенные Штаты вовсе не являются демократией, поскольку конституция США не признает народный суверенитет. Конституция Соединенных Штатов признает исключительно, губернаторов Соединенных Штатов и нет никакой другой основы легитимности.

М.Т.: Каким Вы видите будущее Европы, США и всего так называемого «свободного мира», когда реальной свободы на глазах становится всё меньше. Есть ли надежда на светлое будущее? Что мы с Вами можем сделать, чтобы мир шел в направлении расширения прав человека, а не в обратную сторону?

Т.М.: Это очень просто, но на Западе мы думаем о международной политике в терминах соперничества и конкуренции, это смешно! Давайте позаботимся о себе, и потом мы позаботимся о других. Во время Холодной войны говорили, что лидеры Советского Союза были параноиками, они считали что на них постоянно нападают. Я не знаю, как они могли не быть параноиками, поскольку на них действительно нападали каждый день, эффективно саботируя их промышленность. Сегодня это мы параноики, когда Запад говорит что Россия захватила территорию Крыма, но Крым был российским. Косово, с другой стороны, не было американским. Поэтому непонятно почему Косово является независимым государством, поддерживаемым Соединенными Штатами. Мы всегда смотрим на вещи с другой стороны, мы просто должны нормально относиться друг к другу. В истории человечества положительным является сотрудничество, отрицательным – война. Поэтому иногда мы вынуждены вступать в войну, чтобы защитить себя, но размышления о международных отношениях со словами “на кого я пойду войной” приводят к катастрофам, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Так давайте же научимся уважать друг друга.

В августе 2020 года охранник жилого комплекса застрелил 25-летнюю Найтасию Уильямс.


Девушка сидела в своей машине с одной из своих подруг. Подруга жертвы сказала, что они с Уильямс приехали повидаться с общим другом. Когда они уезжали, один из охранников жилого комплекса увидел на переднем сиденье пистолет. У Уильямс была лицензия на ношение оружия.


Охранник использовал свой фонарик, чтобы заглянуть внутрь автомобиля. По словам подруги Уильямс, охранник не просил их выйти из машины или поднять руки, а просто открыл огонь на поражение. Он выстрелил три раза, смертельно ранив 25-летнюю девушку. Она скончалась на месте.


В конце апреля 2021 года семья Уильямс заявила, что намерена добиться справедливости, и подала иск против жилого комплекса и города Индианаполис. Адвокат Уильямс надеется, что дело спасет жизни, заставив город и жилой комплекс работать вместе, чтобы сделать этот район более безопасным.

Руди Дэвис
Руди Дэвис

Руди Дэвис (Rudy Davis) – 54-летний житель американского штата Техас, христианский активист, консерватор, член хриcтианской правозащитной организации «Армия Гидеона», ведет активную информационно-просветительскую деятельность, посвященную политическим заключенным в США. Предоставляет интернет-площадку для каждого, кто хочет рассказать свою историю. По мнению Дэвиса, система уголовного правосудия и институт адвокатуры в США находятся в системном кризисе и не функционируют должным образом.

Мира Тэрада: Здравствуйте, Руди! Очень рада, что Вам удалось посвятить время российскому Фонду борьбы с репрессиями. Немного пообщавшись с Вами, я сделала для себя вывод, что Вы – один из самых принципиальных и последовательных людей, которых я встречала. И один из очень немногих консервативных правозащитников США. Расскажите о себе и своей борьбе за соблюдение гражданских прав в Америке.

Руди Дэвис: Спасибо, Мира. И я хочу поблагодарить Вас за Ваш фонд. Я был очень впечатлен вашим сайтом и спасибо за вашу заботу о заключенных. Очень редко встречаются люди, которые действительно заботятся о несправедливо заключенных. Чтобы понять меня, мою жену и нашу миссию, это маленькая часть виноградника Божьего, нужно понять, что нами движет. Система убеждений управляет поведением, верно? Итак, мы с женой любим Бога, любим Библию. В Евангелие от Матфея, в главе 25, точнее в стихе 36 главы 25 говорится заботиться о тех, кто в тюрьме. В 13 главе 3 стихе Послания к Евреям говорится помнить об узниках так, как если бы сами находились в тюрьме. Когда мы знакомимся с заключенными, которых мы защищаем, вы увидите это на нашем сайте, они становятся нашими друзьями, они почти как наша семья. Мы с женой шутим, что мы разговариваем с заключенными чаще, чем с теми, кто находится за пределами тюрьмы. Вот что движет нами. Эти люди, хочется узнать их истории, хочется узнать о несправедливости, которая с ними произошла. Ваши глаза открываются на то, насколько плоха тюремная система в Америке. Насколько ужасно то, что следователи просто хотят выиграть суд, а не добраться до истины. Невозможно уйти от этого. От этого нельзя отвернуться и просто продолжить жить своей жизнью, пока такие люди как Френсис Шеффер Кокс или Эми Гонсалес сидят в тюрьме более 20 лет, или Эми Гонсалес. Эти мужчины и женщины, с которыми мы знакомимся, становятся нашими друзьями, нашей семьей. Иногда я чувствую себе бессильным из-за того, что мы ничего не можем сделать с этим, но мы собираем их истории, собираем их письма, мы рассказываем их истории всем, кто будет слушать, мы публикуем это на сайте. Мы не просим денег за это, мы занимаемся этим не ради награды. Мы хотим свободы для несправедливо заключенных людей, и мы хотим обширной реформы американской тюремной системы. Мы думаем, что эта система неисправна. Знаете, встретить кого-то как Вы, Мира, кто прошел через это, вы были там и осознаете проблему. Это настоящее благословение, так как у людей много проблем в их жизни, и когда я начинаю говорить им о заключенных и об их проблемах, они не хотят слышать об этом. Даже американские политики, у которых жесткая позиция по отношению к преступлениям, но я бы сказал, что вместо жесткой позиции, мы должны занять позицию права. Мы должны рассматривать преступления должным образом. Так часто мы думали, что заключенные не нужны и не важны. Мы хотим, чтобы людей это беспокоило, чтобы люди знали, что происходит, чтобы решить проблему.

М.Т.: Ваш правозащитный сайт yearofjubile.com посвящен американским политическим заключенным. Официально в США этого термина не существует: он не употребляется в СМИ, его нет в юридических документах. Зачем на Ваш взгляд правительство США скрывает факт наличия политических заключенных? И в чем чаще всего обвиняют американских граждан, которые открыто выражают свое несогласие и протест против политики правительства Соединенных Штатов в тех или иных областях?

Р.Д.: Это очень хороший вопрос, Мира. Я говорил кое с кем несколько месяцев назад, и я сказал, что наш сайт защищает политических заключенных Америки. Ответ этого человека был очень показательным: «В Америке нет политических заключенных».

Большинству людей промыли мозги. Я не хочу говорить этого, не хочу, чтобы это звучало негативно. Они думают, что Америка – это страна свободы, что Америка – это страна справедливости. Если вы пойдете в суд, то там будет справедливый процесс. Это все сказки. В Америке абсолютно точно есть политические заключенные.

Они находятся в тюрьме не из-за того, что нарушили закон, а из-за их убеждений. И Вы спросили, по каким обвинениям чаще всего сажают в тюрьму этих людей. Вот что я хотел бы рассказать Вам. Надеюсь, ваша аудитория поймет это. Недавно, несколько лет назад… Вы знаете, кто такой Рон Пол?

М.Т.: Не уверена. Не могли Вы напомнить?

Р.Д.: Он политик в Америке, пожилой человек. Он выступает за Конституцию, свободу, очень консервативный политик. Многие люди равнялись на него и восхищались им. Есть христиане, которые действительно верят в Библию. Когда я говорю о христианах, есть те, кого называют социальные христиане. Они ходят в церковь только ради времяпрепровождения, ну знаете, чтобы завести друзей и круг общения. Но есть христиане, которые действительно верят в Библию, мы любим Библию, мы любим Бога. И это другой тип христиан. Правительство написало документ, который гласит, что любой, кто говорит о Конституции, любой, кто поддерживает политика Рона Пола, те, кто против нынешних политических порядков, их назвали террористами. Большинству будет трудно поверить в это, но у меня есть документ, который я могу показать вам. Этот документ гласит, что если у вас на бампере наклейка Рона Пола, то вас причислят к террористам.

Правительство в Америке очень деспотичное. Здесь нет такого понятия как свобода слова. В нашей культуре огромное количество цензуры. YouTube блокирует каналы. Вы не поверите, но если вы выступаете против правящей элиты, если вы выступаете против влиятельных СМИ, они заблокируют ваш канал.

Но вернемся к тому, за что они чаще всего предъявляют обвинения. Мы с женой увидели, что Федеральное бюро расследований является неотъемлемой частью сатанинской повестки. Вот что они сделали. Они оценили ситуацию в Америке и нашли несколько человек, которые могли бы стать потенциальными лидерами, которые могли бы изменить политическую элиту. Вы слышали о вмешательстве в справедливые выборы. Вот что мы делаем в нашей стране. Например, Шеффер Кокс, у которого была бы великолепная политическая карьера. Чарльз Дайер из Оклахомы, у него была бы великолепная политическая карьера, люди следовали за ним. Он возглавлял гражданское ополчение. Это стало ругательством. Это слово стало ассоциироваться с терроризмом в Америке. Если кого-то ассоциировали с гражданским ополчением… Но дело было не в этом. Это было прописано в нашей Конституции. Если вы присоединяетесь к гражданскому ополчению, то это лишь значило, что вы верите в свое право носить оружие и защищать себя и свое сообщество. Правительство приравняло это к терроризму. Они оценили ситуацию в Америке, выявили людей в политической элите, которые могут изменить страну к лучшему. В их случаях не шло речи о конкретном преступлении, чаще всего их обвиняли в сговоре. Они ищут слабости людей. У Чарльза Дайера, его слабостью была его жена. Эта слабость проявилась, когда они с женой разводились и бились в суде за опеку над ребенком. И они обвинили его в чудовищных преступлениях по отношению к его ребенку. Многие из нас знают, что он совершенно невиновен и что понадобилось всего три слушания, чтобы вынести ему приговор. Они прибегнули к так называемому сокрытию доказательств невиновности. Это значит, что обвинение не допускает, чтобы доказательства невиновности подсудимого попали в суд. И это довольно распространенное явление. Есть сенатор Тед Стивенс, и есть книга на Amazon, которую вы можете скачать, под названием «Не виновен: история сенатора Теда Стивенса». И эта книга показывает, как обвинение совершало в зале суда чудовищные поступки, чтобы добиться обвинительного приговора. Но отвечая на ваш вопрос, я не думаю, что у них есть какие-то конкретные обвинения в преступлениях, которое они используют все время. Самый распространенный – это сговор с целью убийства, что означает отсутствие жертвы. Знаете, заговор означает, что нет трупа. Это просто означает, что вы говорите о чьем-то убийстве, но они используют ваши слова, чтобы обвинить вас. Это не обязательно должен быть заговор, если они могут привлечь вас к другому делу, пока они не посадят вас в тюрьму. Это в итоге то, что хочет сделать ФБР.

Забавно, что ваша организация тоже называется ФБР. Вы хорошее ФБР, а в Америке, у нас очень злое ФБР.

М.Т.: Да, мы хорошие. Современная левая политическая повестка, как в Европе, так и в США, напрямую атакует христианство. В США, Канаде, Европе горят церкви, на христиан нападают фанатики-атеисты. Я считаю, что это катастрофично для нас и для мира в целом. Как Вы полагаете, нынешние левые активисты самостоятельны в своих действиях или ими некто управляет? И что мы с Вами должны сделать, чтобы сберечь веру для будущих поколений?

Р.Д.: Да, у Вас много хороших вопросов, Мира. Библия гласит, что любовь к деньгам является корнем всего зла. Верно.

И позвольте мне просто привести в качестве примера Black Lives Matter. В том, против чего они протестуют, есть доля правды. В нашей судебной системе есть несправедливость.

Существует несправедливость, связанная с жестокостью полиции и тем, как полиция обращается с чернокожими. Меня беспокоит только то, что это больше, чем проблема только черных, эта проблема касается всех, её нужно решить.

И вы говорите о нападении на христиан. В штате Калифорния, в Америке, есть губернаторы, которые установили правила, запрещающие христианам ходить в церковь. Они не могли петь гимны. Мы видим прямую атаку на христианство повсюду, и это обязательное распоряжение о вакцинации идет вразрез с религиозными убеждениями многих, многих христиан. И вот что они делают, они вынуждают нас увольняться или быть уволенными. Итак, медбратья и медсестры, которые были христианами, их система верований… Помните, в начале я сказал, что система убеждений управляет поведением. Они сочувствуют всем людям. Вот что говорят христианам, им говорят любить своего брата, быть добрыми к ближнему. Но когда вы изгоняете христианских медбратьев и медсестер из больницы и оставляете в больнице только неверующих, это становится местом смертельного кошмара, и они вытесняют христиан с работы по всей Америке.

Ваш вопрос о том, что мы делаем, чтобы сохранить свои позиции? Я бы сказал, что мы не идем на компромисс. Как Анаания, Азаария и Мисаиил. Мы стоим на слове Божьем. И даже если нас меньше, Библия гласит, что мы должны быть верны даже под страхом смерти. И я считаю, что это то, что нам нужно делать. И я не знаю, спасет ли Господь нашу страну на данном этапе. Мы стали такими нечестивыми и отошли от Бога. Пока что многие мои друзья все еще молятся Богу о спасении Америки. Я не знаю, спасет ли он нас. И много раз в Библии, если вы читали Ветхий Завет, помните, у в Книге Пророка Иеремии была пара стихов, где Бог сказал Иеремии, что он больше не молится за этот народ, с него хватит. Не знаю, находимся ли мы в этой точке… Скажу также об абортах в Америке. Каждый год мы убиваем миллионы младенцев. Это невероятно. Мы стали очень безбожной страной, и я сожалею, что так происходит, но вы должны сказать правду, если вы когда-нибудь собираетесь решить эту проблему.

М.Т.: Верно. Что ж, будем надеяться на лучшее и молиться Богу, чтобы все страны были спасены, и все люди были спасены. Аминь. За последнее время, особенно за последний год цензура в прессе и в социальных сетях достигла невероятных масштабов. Причем наиболее жестокие ограничения коснулись – консервативно настроенных граждан, людей традиционных убеждений. Американская цензура и Вас не обошла стороной. Расскажите об этом и о том, как Вы боретесь с искусственными ограничениями свободы слова?

Р.Д.: Да, это напоминает мне, Мира, книгу Эдварда Сноудена «Личное дело». Это невероятная книга, которая раскрывает, как американское правительство за всеми шпионит, постоянно следит за всеми. В книге Эдварда Сноудена говорится, что директор ЦРУ, по его словам, директор ЦРУ хвастался, что они как раз были на грани перехвата всех коммуникаций, будь то телефонный звонок или электронная почта, сведения с наших телефонов о нашем местонахождении. Другими словами, они могут не просматривать это все время, но у них есть информация, и они используют эту информацию, чтобы пойти против любого из политических диссидентов. И поэтому, если мужчина изменяет своей жене, не дай Бог, никогда не нужно этого не делать. Но они используют это, чтобы сказать: «Теперь ты у нас на крючке, у нас есть некоторая информация о тебе, и ты больше не будешь баллотироваться на политический пост». Вся эта информация собирается и используется против любых политических диссидентов, появляющихся в этой стране. И поэтому я считаю ужасным не только количество цензуры, но и отсутствие конфиденциальности. И Эдвард Сноуден раскрывает это в своей книге, и правительство считает Эдварда Сноудена преступником. Но настоящие американские патриоты считают его героем, который разоблачил их. Я сам подвергся цензуре. Я думаю, что я не единственный, конечно, но это поднялось до ужасающего уровня.

А ваш сайт? Не знаю, знает ли об этом ваша аудитория, но вы написали статью о протестующих 6 января. У меня есть страница на Facebook. Я попытался взять вашу статью и дать ссылку на то, что ваша организация написала, и разместить на Facebook. Facebook сказал, что это противоречит правилам сообщества и что они никому не позволят увидеть вашу статью. Кто они такие, чтобы думать, что могут контролировать, о чем мы говорим и какие новости смотрим? Они думают, что они лучше нас и могут контролировать нас, но это не так. Они подавляют людей. Они подавляют свободу слова, и это жестоко. Господь сказал: Я пришел дать вам свободу. Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода. И поэтому я не знаю, как мы можем с этим бороться, кроме как отказаться от YouTube. Есть и другие организации, открывающие платформы. Они сделали много хорошего, но в то же время, если вы не скажете то, что они хотят, чтобы вы сказали, они вас вышвырнут. Facebook такой же. В России есть платформа ВКонтакте, если я не ошибаюсь?

М.Т.: Да, vk.com

Р.Д.: Эта платформа кажется намного более открытой, чем платформы Америки. Разве это не потрясающе?

Как американца, меня всегда учили, Мира, что мы – страна свободы, мы – страна справедливости. Но теперь, когда я уже вырос, я вижу, что Россия намного более свободна, чем Америка.

Я не очень много знаю о России, если честно, но я знаю, что Америка действительно сбилась с пути. Мы действительно заблудились в этом мире, и нам нужно вмешательство Бога, в основном так, как я это вижу. Но мы потеряли многое от свободы слова. Чтобы решить эту проблему, мы просто должны и дальше не бояться. Они хотят нас запугать. Они хотят заставить нас замолчать. Мы должны продолжать говорить, несмотря ни на что.

М.Т.: Верно. На Вашем сайте и на Ваших аккаунтах в социальных сетях множество материалов по тюремному произволу в США и десятках невинно осужденных. Так случилось, что я – одна из них. Готова подтвердить, что всё, что Вы пишите – чистая правда. Американская тюрьма – чудовищна, а люди в ней бесправны. Как случилось, что тюремная система США превратилась из средства исправления в самое настоящее орудие пыток?

Р.Д.: Да, это отличный вопрос. Я отвечу на него двумя способами. Ранее, несколько десятилетий назад, Америка начала войну с наркотиками, а когда американское правительство начало войну с наркотиками, количество заключенных в Америке резко возросло. Я имею в виду, что мы прошли путь от ста восьмидесяти тысяч человек в тюрьмах до более 2,3 миллионов человек в тюрьмах. Я назвал эти цифры, и вы можете проверить, чтобы убедиться, что они точны. Но в Америке проживает пять процентов населения мира. Вы знаете, у нас пять процентов всего населения мира, но у нас более двадцати пяти процентов заключенных в мире и у нас более 30 процентов женщин-заключенных в мире. А что касается того, как это произошло, то я скажу, что количество наших заключенных резко увеличилось из-за войны с наркотиками, и из-за это в тюрьму попали множество людей, которым не нужно было садиться в тюрьму. Но вторая часть вашего вопроса: как это стало орудием пыток? Самая популярная книга на английском языке – это Библия короля Якова. Вторая по популярности книга – это книга Пола Баньяна под названием «Путешествие Пилигрима в Небесную Страну», и в последней главе книги, там рассказывается о суде на ярмарке Суеты. Ярмарка Суеты означает вожделение мирских вещей и испытаний. Судья – Вельзевул, что является еще одним именем сатаны. И это мне очень понравилось. Это очень популярная книга. Это вторая по популярности книга на английском языке «Путешествие Пилигрима в Небесную Страну». Я хотел бы попросить вашу аудиторию прочитать ее, и когда они доберутся до суда, который ведет Вельзевул, посмотрите, как проходит слушание.

Обвиняемым никогда не дают возможности доказать свою невиновность. Им никогда не дают возможности обсудить ситуацию. Почему? Потому что все общество было развращено, и когда все общество отошло от Бога, библейских ценностей и справедливости, люди, нанятые для управления тюрьмами, вступают в игру с их предубеждениями. Они хотят быть злыми к людям. Они хотят мучить людей. У нас были убийства в тюрьме. У нас были ужасные изнасилования. Я имею в виду, Библия гласит, что стыдно говорить о том, что происходит в этих тюрьмах. И заключенные говорили со мной о том, как охранники их насиловали. У меня были заключенные, которые писали мне об убийствах, например, Роберт Дэвид Нил. Это ужасающие, ужасающие истории. И поэтому большинство людей не хотят слышать, им становится не по себе, и они отворачиваются. Но это не решает проблему. Поэтому я бы сказал, что количество заключенных резко возросло, и поскольку мы отошли от Бога, стали совершаться акты насилия, извращения, пренебрежение, жестокость, изнасилования, все, что вы можете себе представить. Я слышал про спайс. Заключенные берут в руки утюг для одежды, и они используют его для плавления пластика, и они получают кайф от этого расплавленного пластика, и ядовитые пары разносятся по тюрьме, и другим заключенным становится плохо. И охранники отказываются что-либо предпринять. Мы можем долго обсуждать это. И большинство людей не хотят об этом говорить, но об этом нужно говорить. Это ужасно, и повсюду в американских тюрьмах происходят нарушения прав человека.

М.Т.: Поговорим о жертвах политических репрессий по делу о протестах 6 января 2021-го года возле Капитолия. Сотни людей находятся в заключении и ждут судебных процессов. Многие из них абсолютно ни в чем не виноваты: они лишь воспользовались своими конституционными правами на мирный митинг. Каковы шансы их выхода на свободу? По какой причине до сих пор не создано широкого общественного движения за их освобождение?

Р.Д.: Это все из-за того, что наше общество – коррумпировано. В Америке не так много людей, которые действительно понимают, что участники протестов не должны находиться в тюрьме. Они пишут им письма и стараются всячески поддерживать. Один заключенный, Питер Шварц, которому грозит более 20 лет тюремного наказания, написал мне письмо. Он рассказал, что тюрьма – ужасное место, у него нет практически никаких прав, и ему позволяют выходить из тюремной камеры только на 1 час в день. Заключенные находятся в полной изоляции. Он говорит, что письма, которые он получает от друзей, христиан и своих сторонников – его единственный луч света в этом ужасном месте. Но он был в ярости когда узнал, что большинство консерваторов, высказывая свое мнение в СМИ, предали заключенных, осужденных за события 6 января 2021 года. Лишь небольшая часть из них встала на сторону политзаключенных, в то время как большинство не оказало никакой поддержки. Я считаю, что люди не должны быть арестованы только за то, что выражают свои политические взгляды. Мы знаем, что это была запланированная акция. Я знаю нескольких людей, которые присутствовали в тот день в Вашингтоне. Они утверждают, что представители правопорядка убрали заграждения и пригласили демонстрантов пройти в здание. Как вы можете отправлять людей в тюрьму, если полицейские убрали ограды и пригласили людей в Капитолий? Эти люди не нарушили никакой закон, они просто делали то, что им говорили. Сейчас это все позиционируется как “ужасный, жестокий протест”, однако это именно они и застрелили Эшли Бэббит. Насколько Вам известно, Эшли Бэббит была застрелена в тот день. Да. Я считаю, что это политический театр. Они устроили показательную порку, чтобы припугнуть всех нас.

Я бы хотел вернуться к Black Lives Matter. Ранее я уже говорил, что некоторые их аргументы действительно имеют право на существование: например, про жестокость полиции и прогнившую судебную систему. Но это – безбожная организация. Они организуют массовые беспорядки, поджигают и уничтожают имущество. За редким исключением они почти никогда не несут ответственности за то, что делают. Однако ведущие средства массовой информации обделяют их вниманием, что нельзя сказать об участниках протестов 6 января. Потому что у ведущих СМИ есть повестка защищать и выгораживать американскую политическую элиту. И поэтому они пытаются сделать дьявола из любого, кто попытается противодействовать режиму. Я бы хотел, чтобы все мы объединились, независимо от того христиане мы, патриоты или представители Black Lives Matter, и сказали, что у нашей страны есть нерешенные проблемы, такие как тот факт, что наши нынешние ценности отличаются от тех, что написаны в Библии и что мир нуждается в справедливости. Если вы прочтете книгу “& Sons” (“И Сыны”) авторством Дэвида Гилберта, вы обнаружите, что почти вся книга посвящена справедливости. И как Господь позаботится о том, чтобы противостоять своим врагам, которые сейчас, к сожалению, управляют США. Они безбожники, ненавидят его. Они издеваются и нападают на христиан, которые должны объединиться и перестать бояться. Тот факт, что мы сейчас записываем это интервью, Мира, уже показывает, что ты не боишься. Ты не боишься рассказывать правду, говорить об этой проблеме. Ты очень смелая.

М.Т.: Кто-то должен это делать.

Р.Д.: Кто-то должен, без сомнений. Ты смелее, чем большинство людей в США, которые готовы пожертвовать своей религией и верой, когда правительство говорит им это сделать. Я считаю, что вернуть ценности нашей страны к библейским могут только люди традиционных взглядов. Которых не заботят… Знаете, сейчас нас не заботят проблемы нашего поколения, нас не волнует бюджетно-финансовое положение, мы боремся за правду. Мы не боимся возможных последствий. Спасибо Богу, что существуют этот “остаток”, распространяющий правду, с которыми мы можем поговорить о происходящем. Мы можем говорить об этом откровенно, ведь не обозначив проблему, мы не сможем найти пути ее решения. Я благодарен тебе за то, что ты осознаешь проблему, тебе пришлось пережить это, поэтому спасибо Богу за твою храбрость.

М.Т.: Руди, спасибо за столь теплые слова. Ранее Вы предоставили Фонду борьбы с репрессиями несколько писем от заключенных по делу 6 января. Среди них Питер Шварц, Трой Смокс и Карл Дреш. Они рассказывают о тяжелых условиях содержания, издевательствах и делятся своими мыслями по поводу той несправедливости, которой они подвергаются в настоящий момент. Есть ли возможность как-то им помочь со своей стороны?

Р.Д.: Я думаю то, чем вы сейчас занимаетесь может им помочь. То, что мы о них говорим, произносим их имена определенно им может помочь. Карл Дреш, Энтони Трой Смокс, Питер Шварц – и множество других. Их имена и имена еще 600 политзаключенных представлены на нашем сайте. Мы не должны забывать о них. Они думают, что мы забыли о них. Но знаете, что любой из нас может сделать? Написать им письмо и сказать, что помнят. Это основная часть того, чем мы занимаемся. Мы не принимаем участие в юридической стороне вопроса. Мира, сейчас я скажу то, что может показаться странным на первый взгляд.

Я абсолютно утратил веру в нашу правовую систему. Я стал свидетелем коррупции в здании суда. И из-за того, что я утратил веру в правовую систему, я просто общаюсь с заключенными, пишу им письма, напоминая, что о них не забыли. Я мотивирую их рассказать свою историю, я хочу, чтобы общественность знала об этих людях.

И, отвечая на твой вопрос, я хочу посоветовать тебе писать им письма и молиться. И как “Армия Гидеона”, количество членов которой едва ли доходит до 300 человек, я хочу, чтобы мы распространяли информацию об этих заключенных. Для каждого, что готов к нам прислушаться. И тогда, я надеюсь, что наши враги начнут сами себя уничтожать.

М.Т.: Это хороший совет. Можете ли Вы дать свой совет всем тем, кто сейчас находится в тюрьме по сфальсифицированным обвинениям, подвергается незаконным преследованиям или превратился в объект травли со стороны государства? Как им сохранить силы и надежды в тяжелой жизненной ситуации?

Р.Д.: Вот это да. Знаете, у меня мурашки по коже пошли, когда Вы задали этот вопрос, Мира. Слушайте, эти мужчины и женщины пострадали больше, чем я могу себе представить. Я не прошел через то, через что они прошли, но я бы сказал, что им поможет слово Божье. Когда я слышу, что человека бросают в ботинок, это означает особый жилищный блок, это то же самое, что изолятор.

М.Т.: Я знаю это.

Р.Д.: Ладно, очень хорошо. Вы все об этом знаете. Так что обычно человек может взять с собой одну книгу. Во всяком случае, мне так сказали. И обычно выбирают Библию. И поэтому, когда они находятся в изоляторе, я призываю их читать Слово Божье и становиться ближе к Слову Божьему. Потому что, когда вы читаете слово Божье, вы понимаете, что в этой книге есть что-то особенное. Итак, со статистической точки зрения, когда эти мужчины сидят в тюрьме более трех лет, мне сказали, что в более 90 процентов случаев их жены уходят от них. И вы можете себе представить. Вы не только страдаете в тюрьме, вас бросают в изоляцию и жестоко преследуют, но и ваша семья бросила вас. Это действительно прискорбно. Я прошу их приблизиться к слову Божьему. Кроме того, у нас есть долг как части христианского сообщества, части Тела Христова. «Помните узников, как бы и вы с ними были в узах», Послание к Евреям 13:3, верно? Мы должны писать этим заключенным. Мы должны стать их семьей. Что такое семья? Семья – это не просто кровь. Семья является частью Тела Христова, и мы должны думать об этих мужчинах и женщинах и не стыдиться их, не позволять прессе говорить нам, что они просто преступники и что они не стоят нашего времени.

Они наша семья. С ними обращались несправедливо. Итак, у нас, тех, кто на воле, есть свой долг. Но тем, кто в тюрьме, я советую им молиться и становиться ближе. Использовать то время, которое у них есть, потому что у них немного больше времени для чтения Библии. Шеффер написал письмо, и оно точно отвечало на вопрос, который вы задали, потому что там была группа под названием Банди. Вы знали об этой группе в Америке? Они были группой владельцев ранчо. В Америке была группа под названием «Банди», они были владельцами ранчо и подвергались несправедливому преследованию со стороны ФБР. И многие из группы Банди были брошены в тюрьмы. Шеффер слышал об этом, и, поскольку он уже отсидел в тюрьме около семи-восьми лет, он написал письмо о том, о чем им нужно подумать теперь, когда они в тюрьме. И это было очень хорошее письмо. Это был очень хороший совет, потому что нужно знать, что такое может случиться. Имейте в виду, что это могло случиться. Не верить лжи. Не позволять этому сбивать вас с толку. Все ангелы небесные смотрят на нас, верно? Бог наблюдает за нами. И поэтому я подумал, что это очень хороший совет. И если я смогу, если я найду письмо, я постараюсь найти его и отправить вам по почте. Но я подумал, что это действительно прекрасное письмо, написанное Шеффером Коксом.

М.Т.: Было бы здорово. Если Вы его найдете его, пришлите его нам. Спасибо за все ваши ответы, и я хочу поблагодарить вас за миссию, которую Вы ведете, и за всю поддержку, которую вы оказываете всем этим заключенных, за работу, которую вы делаете, и за внимание, которое вы пытаетесь привлечь к жизни невиновных политзаключенных и даже виновных людей, чьи права нарушаются. Спасибо Вам за все, Руди. Я благодарю вас за ваше время. Мы остаемся на связи и поговорим с вами позже.

Р.Д.: Мира, я тоже хочу поблагодарить Вас. Я не могу передать, насколько воодушевляют ваши слова, потому что, когда мы проводим наши встречи, там постоянно одни и те же люди. И тут я узнаю, что в России есть новый человек, который заботится о заключенных. Это очень воодушевляет нас, и мы очень благодарены за ваше сердце, которое заботится о заключенных.

М.Т.: Спасибо. В этом мире гораздо больше людей, которым не все равно, и которые работают вместе с нами. Так что это здорово, что есть группа из нас, и мы объединяемся, и вместе мы сделаем этот мир немного лучше и поможем тем людям, которые в нас нуждаются.

Р.Д.: Аминь. Да благословит Вас Бог, Мира. Спасибо за уделенное время.

М.Т.: Да благословит Вас Бог. Хорошего дня.

Р.Д.: Вам тоже. До свидания.

М.Т.: До свидания.

В апреле 2021 года полицейский из Кинстона, штат Северная Каролина, сбил на патрульном автомобиле 53-летнего Линдона Уильямса, который скончался от полученных травм.

Дорожный патруль штата Северная Каролина сообщает, что Уильямс переходил улицу, когда его сбил офицер полиции Кинстона Трейстон Джонсон. Патруль говорит, что они все еще расследуют, с какой скоростью офицер ехал в то время. Сотрудник полицейского управления был отправлен в административный отпуск до завершения расследования.

В мае 2021 года семья Уильямса заявила, что хочет получить подробную информацию о том, что произошло в тот день. Они хотят знать, остановился ли офицер сразу на месте аварии и как быстро он ехал.