Рубрики

«В европейских судах невозможно добиться справедливости по делам о нарушении прав человека»: интервью главы Фонда борьбы с репрессиями с Маркусом Годвином, журналистом и политологом из Великобритании

Мира Тэрада, глава Фонда борьбы с репрессиями, взяла интервью у Маркуса Годвина, британского журналиста и политического эксперта, который переехал в Россию около 20 лет назад. Руководитель Фонда выяснила у Годвина, по какой причине Украина — искусственное государство, почему европейские суды не работают должным образом и какой мировой порядок будет после краха западной гегемонии.

«В европейских судах невозможно добиться справедливости по делам о нарушении прав человека»: интервью главы Фонда борьбы с репрессиями с Маркусом Годвином, журналистом и политологом из Великобритании, изображение №1

Мира Тэрада: Добрый день, уважаемый Маркус! Спасибо, что выделили время для интервью Фонду борьбы с репрессиями. Расскажите, пожалуйста, нашим зрителям и читателям о том, кто вы и чем занимаетесь?

Маркус Годвин: Добрый день, Мира! Спасибо за приглашение. Я очень этому рад. Я гражданин Великобритании. Я родился и вырос в южном Лондоне. Однажды я понял, что просто очарован Россией. Казалось, этому не было рационального объяснения. В моем детстве это, конечно, был Советский союз, но с тех пор ничего не изменилось. Я всю свою жизнь был очарован Россией. Я четыре раза был в Советском союзе. Три раза в середине 80-х. Тогда я познакомился с несколькими людьми. Я не просто посещал разные места. У меня были знакомые в Лондоне, которые попросили меня встретиться с их друзьями. Так я попал за железный занавес. После этого большую часть 90-х я жил во Франции и затем в Чехии. 19 лет назад я переехал в Россию. Я живу в России примерно с 2003 года. Мое главное занятие в жизни – музыка. Я музыкант, барабанщик, перкуссионист, композитор. Два периода своей жизни я был очень активен в политике. Когда я был молод и жил в Великобритании, мне казалось, что страна скатится к марксисткой революции. Тогда мне это очень не нравилось, поэтому я стал активно поддерживать Маргарет Тэтчер. Я был волонтером на её предвыборных кампаниях. Затем я женился. Мы переехали во Францию. У нас появились дети, и политика потеряла свою важность для меня. Я был слишком занят маленькими детьми и музыкой. Пока я жил во Франции, я не думал о политике. После переезда в Чехию меня стали окружать люди из бывшего Советского союза, России и Украины, однако там не было людей с Донбасса. Насколько я помню, в моем окружении в Праге не было людей с Донбасса, но были люди из Западной Украины, в том числе националисты и те, кто распространял антироссийскую пропаганду. Двое из них были довольно открытыми и годились тем, что делают, остальные были хитрее. Тогда я уже начал учить русский. Мне посоветовали подробно изучить все эти события и роль России и Украины в них. После этого я понял, что Чехия слишком маленькая, и у меня была возможность переехать в Россию. Я стал преподавателем иностранного языка, и у меня была возможность продолжать мои музыкальные проекты. Через несколько лет жизни здесь я наконец понял, что происходит в мире. Кто-то это осознал после событий в Югославии. Кто-то – после новостей об оружии массового уничтожения, Саддаме Хуссейне и теплого приема народу Ирака. Я, к сожалению, тогда только занервничал, но ничего не понял. Но когда я увидел реакцию западных правительств, особенно американцев, на воссоединение Крыма с Россией, я понял, в каком мире живу. На Западе была какая-то другая повестка, которая полностью отличалась от того, что на самом деле произошло. Новости не показывают ситуацию изнутри. У меня было много друзей из России и Украины еще во Франции. Мы вместе ездили на разные фестивали. Затем они уехали обратно на Украину. Мы дружили до 2014 года, затем мы оборвали все связи из-за моих взглядов. Я стал больше поддерживать людей с Донбасса, а не Западной Украины. После этого я начал изучать политику. У меня было много времени. Из-за бюрократических проблем и реформ у меня были проблемы с продлением визы. Так что у меня было меньше работы. Я начал искать информацию о том, почему лидеры западных стран, особенно американцы, так сильно недовольны присоединением Крыма к России. Я всегда знал, что Крым был территорией России, и в 1991 году у них были референдумы. Они постоянно просили российское правительство что-то сделать. Я очень отчетливо помню, как в 2006-2007 годах Владимир Путин сказал, что Крым принадлежит России, что мы не можем просто изменить международные границы, и что Севастополь находится на Украине, и мы не можем изменить это сейчас. С переворотом в 2014 году произошел переломный момент. Почти все жители Крыма, за исключением 5-7%, проголосовали за присоединение к России.

М.Т.: Следите ли вы за ходом специальной военной операции РФ на территории Украины?

М.Г.: Да, конечно.

М.Т.: Как вы считаете, все ли идет по плану и какие еще цели предстоит выполнить?

М.Г.: Я не военный и не служил в британской армии или любой другой. Я не проходил военную подготовку. Конечно, за последние шесть месяцев специальная военная операция стала одной из главных тем в мире. Я слушаю военных экспертов. Они говорят, что при ведении таких кампаний обязательно составляют план, потому что бывают непредвиденные обстоятельства. На случай, если один план провалится, должен быть запасной план. Разведка рассчитывала на то, что Украина не будет так сильно сопротивляться, однако этого не произошло. Украинцы оказали очень энергичное сопротивление российской спецоперации, поэтому пришлось перейти к плану Б. Если он не сработает, есть множество других планов.

Россия будет подстраиваться под ситуацию, чтобы добиться своих целей.

Вся операция учитывает различные обстоятельства. Владимир Путин очень точно сформулировал цели спецоперации: защита людей и денацификация Украины. Не части страны или только Донбасса, а всей Украины. Можно только гадать, особенно когда речь идет о западной части Украины, но я думаю, что мы должны принять это как заявленную цель, потому что Владимир Путин не использует слова легкомысленно, он использует их очень точно. Еще много лет назад я спрашивал у всех своих студентов по английскому языку, кто из российских политиков хорошо произносит речи. Многие из студентов сказали, что Путин. Даже те, кто не увлекается политикой. Путин очень точно доносит свои мысли до людей. Я многое не понимаю. Некоторые русские тоже не понимают, какой план и что будет дальше.

М.Т.: Еще в 2015 году вы писали о том, что НАТО и его расширения на Восток рано или поздно приведут к конфликту с Россией. Как вы считаете, конфликт на Украине всего лишь предлог для стран Североатлантического Альянса для того, чтобы начать долгожданную борьбу с Россией?

М.Г.: Да, конечно. Украина — искусственное государство. Это своего рода уникальное явление в истории. Её хотят использовать в качестве оружия для нападения на Россию, чтобы разделить её на очень маленькие республики, которые будут контролироваться правящими элитами Запада и элитами Соединенных Штатов.

М.Т.: Вы также писали о том, что попытаться отрезать Украину от России – полное безумие, ведь эти страны были связаны не только экономически, но и культурно и исторически. Объясните, пожалуйста, что произошло за эти годы?

М.Г.: Это была моя первая большая статья на эту тему. В то время я был несколько наивен. Конечно, для нормальных людей, как мы с вами, которые хотят мира и сотрудничества, это безумие. К сожалению, правящие элиты, которые контролируют все в мире, хотят войны и разрушения. Для них это не безумие. Что касается самой Украины, то да, большинство украинцев такие же люди, как и русские, с теми же идеалами.

Киевская Русь была основой для развития России, а не Украины. Украины тогда не существовало.

Тем не менее, пагубные идеи были импортированы на Украину. Сначала их восприняли те, кто уже был подвержен идеям национализма и превосходства белых. Они распространили эти идеи по Западной Украине. Враг номер один для них – это Россия, потому что они своего рода альтер-эго России. Это действительно очень уникальная идея. Когда я был молод и наивен, я даже говорил студентам в 2000 году, что Украина и Россия, это как Ирландия и Англия. Я был совершенно неправ. Нет, ирландцы отличаются от англичан. Для китайцев, возможно, они будут одинаковыми, но не для англичан. Идея об украинской идентичности была искусственно создана. Австро-Венгрия соперничала с Российской Империей и поощряла украинский национализм, подталкивая украинцев к созданию украинского языка из языков и диалектов, на которых говорили в тех регионах. На русском слово «Украина» означает окраину или периферию. В 19 веке профессора из Австро-Венгерской империи присвоили этому слову в украинском значение «государство». Они мечтают о том, чтобы стать новой Россией, дойти до Владивостока и Камчатки и сделать эти территории Украиной. У них есть какой-то исторический фейк о древней Украине, существовавшей в 11 и 12 веках. Антироссийский президент Ющенко, который был первым лицом государства в 2005-2010 годах, верил в это. Это как старые голливудские фильмы, в которых элиты якобы рассказывают правду. За последние 20 лет я общался с людьми из Киева. В 2001 году одна из них сказала, что хотела бы жить в Российской Империи, что тогда было лучше, чем в Советском Союзе, потому что её муж был репрессирован. Сейчас она стала антироссийским и антипутинским фанатиком. Теперь она живет в Париже. Все больше украинцев превращаются в таких фанатиков. Это похоже на массовый психоз, организованный знающими людьми.

М.Т.: Я как раз хотела спросить об этом. По вашему мнению, можно ли сказать, что украинский конфликт был целиком и полностью срежиссирован западными странами? Осознают ли обычные украинцы тот факт, что они стали оружием в руках коллективного Запада?

М.Г.: Это абсолютно точно было подстроено западом. Украина – это фиктивное государство, которое используют для нападения на Россию. Некоторые обычные украинцы знают об этом, среди них есть и жители Западной Украины. Большинство этого не понимают. Люди Донбасса, которые отделились от Киева, понимают это. Весь русский мир был соблазнен Западом. Это началось при Петре Великом. Я использовал здесь слово «соблазнил», потому что Запад всегда был соблазнительным. Люди всегда верили, что уровень жизни в Европе выше, чем в Российской Империи. Петр I поехал на Запад и подвергся его влиянию, поэтому на западе его называют Великим, в то время как Ивана Грозного называют Ужасным (Ivan the Terrible), хотя это даже неверный перед слова «грозный». Когда я впервые приехал в Россию я называл его Иваном Страшным, ведь в моем учебнике по русскому было написано, что terrible переводится как «страшный». Надо мной все смялись. Коммунизм тоже был тем, чем соблазнился Советский союз. На Западе всегда есть что-то завораживающее, например, поп-музыка. В 60-х, 70-х, 80-х её не было в Советском союзе. Русские, украинцы, монголы, казахи и узбеки все еще так считают. Я до сих встречаю много людей, которые хотят поехать в Великобританию. Они все говорят, что там люди много зарабатывают. Однако они и тратят тоже много. Украинцы были очарованы Западом. Все эти люди в 2004 и 2014 году считали, что ЕС спасет их. Некоторые русские в событиях в Сирии в 2004 году увидели попытку государственного переворота. Тем не менее все еще много русских поддерживали Запад. Это все очень соблазнительно. Сейчас Украина на стороне Запада, что не очень хорошо для России. Сейчас русские только начинают замечать, что происходит.

М.Т.: Откуда, на ваш взгляд, получили свое распространение националистические идеи на Украине? Почему страна, потерявшая миллионы своих граждан в ходе Второй Мировой войны, вдохновляется радикальными идеями?

М.Г.: Дело в том, что русские не считают себя лучше других и что у них есть право указывать другим странам. Конечно, некоторые русские могут быть высокомерными, грубыми, недружелюбными и жестокими. Тем не менее они не считают себя лучше других наций. Российская империя – полная противоположность западных империй: Великобритании, Франции, Испании и Португалии, которые подчиняли людей, делали их рабами, заставляли исповедовать свою версию христианства. Россия никогда так не делала. Я много путешествовал по России. Я был в Туве, на границе с Монголией. Тувинский язык и культура до сих пор живы. Они стали частью России во время её расширения на восток. Россия никогда не требовала от них исповедовать православие, ислам или буддизм, в отличие от западных империй.

Запад свернул не туда еще после Римской империи, когда объявил свою религию единственно верной и начал кампанию завоеваний, изнасилований и грабежей.

В 1016 году Папа римский организовал и спонсировал кампанию Вильгельма Завоевателя по захвату Англии, последнего православного королевства. Именно тогда Европа решила, что имеет права завоевывать другие страны и навязывать там свои мнения и стиль жизни. Это продолжается до сих пор. Это связано со сторонниками превосходства белой расы в украинской Галиции. В исторических исследованиях говорится, что даже обычные немецкие купцы, которые приезжали в Москву в 16 веке, пытались низвергнуть православие и навязать католичество или протестантство. Это война религий.

М.Т.: Как вы оцениваете ситуацию со свободой слова на Западе? Почему почти во всем, что они говорят о ситуации на Украине, нет ни капли правды?

М.Г.: Что касается свободы слова, то журналисты подвергаются преследованию. Одна немецкая журналистка была приговорена к 3 годам заключения за правдивые репортажи из Донбасса. Она не призывала ни к каким революциям, а только говорила правду. То же самое мы видели в Германии, где начали преследовать врача, который говорил, что маски не так эффективны. Именно поэтому мы видим так мало правды, особенно об Украине. Для всего Запада Украина – лучшая из всех стран. Некоторые знают, что Украина – это оружие для разделения России. Они хотят разделить Россию на ближайшие 100 лет, если не навсегда. Для них нет ничего важнее. Чтобы вы понимали, в последние восемь лет то, что заставляет западных политиков вставать по утрам, это огромное желание разделить Россию и уничтожить её статус центра мирового христианства. Для них нет ничего важнее этого. Они не будут ничего делать, если какой-нибудь журналист проведет расследование о Северной Корее, Венесуэле или Иране. Они запрещают говорить только об Украине и России. Сейчас идет битва за выживание. Вот зачем специальная военная операция. Что происходит сейчас? Почему они называют это войной? Когда Запад начинал войну, они называли это антитеррористической операцией. То есть люди, которые сидели дома и никого не трогали, не ездили на Западную Украину и говорят по-русски, вдруг стали террористами. Все началось в 2014 году. В феврале начался второй этап. Это сражение между истинным христианством и сатанинскими элитами. Мы вступаем в темные времена.

М.Т.: Известно ли вам, что на территории специальной военной операции нет ни одного журналиста из крупных европейских и американских средств массовой информации? Не нарушает ли это основные принципы журналистской этики?

М.Г.: Да. Я уверен в том, что их туда приглашали. Если бы они туда приехали, им бы дали охранников. Конечно, там страшно, однако разве Западу не интересны факты?

М.Т.: Я говорила с некоторыми журналистами. По их словам, им сказали, что Россия не пускает туда журналистов, что всех, кто туда поедет, убьют российские военные. Им врут, чтобы они не ездили туда и не снимали репортажи. Мне кажется, что дело в том, что люди не знают, что на самом деле происходит. Они не видят этого, им не дают это снимать. Как же они тогда пишут новости? Им звонят и просто говорят, что написать. Это не независимая журналистика. Она не отражает все стороны ситуации. Сейчас есть только западные сайты, а российские везде заблокированы.

М.Г.: В этом нет ничего удивительного. Даже если бы западные журналисты поехали туда, они не стали бы писать, только если в них не проснулась бы сознательность. Запад не всегда был плохим. Я уже давно задаюсь вопросом о том, почему я поменял свое мнение. Либо мир изменился, либо я вырос.

М.Т.: Думаю, и то, и другое.

М.Г.: Великобритания была более свободной страной 30, 40, 50 лет назад. Раньше на телевидении были дебаты на разнообразные темы. Я помню это еще со времен, когда я был подростком в 80-х. Сейчас нет гарантии, что по телевизору скажут правду, особенно о Донбассе или Путине. Еще на Западе говорят, что русские развязали войну и радуются этому. На самом деле никто в России не радуется этому. Русские ненавидят войны. Я не видел никого даже на улицах, кто радовался бы войне в приступах патриотизма.

М.Т.: На ваш взгляд, когда рядовые американцы, столкнувшиеся с ростом цен на продовольствие и бензин, сочтут необходимым перестать вмешиваться во внутренние дела Украины, которую они даже не могут найти на карте?

М.Г.: К сожалению, у обычных американцев нет выбора. Я не эксперт. Я жил в Нью-Йорке три недели 10 лет назад. У меня была возможность переехать в Америку, но, Слава Богу, не сделал этого. У американцев нет выбора. Я знаю, что в Америке есть выборы. Я уважаю их за это. Не знаю, как насчет Средней Америки и людей, которым нравится вторая поправка и оружие, но, скорее всего, они голосуют за республиканцев. Они хотят, чтобы Америка перестала вмешиваться в дела других стран. Они не хотят присутствия американской армии на Ближнем Востоке, России, Украине, Филиппинах и т.д. У американцев нет выбора, потому что от Республиканской партии баллотируются друзья глобалистских элит. Демократы полностью из них состоят. Так что выборы в Америке – это в любом случае выбор в пользу войны. Результаты выборов подделывают. У правящих элит было лишь два провала в их планах после 2016 года: выборы Трампа и Брекзит. Это создало им неудобства, но не испортило их планы. Можно контролировать выборы через электронное голосование. У американцев нет такой возможности. В конце концов у них есть оружие, и они более решительные, чем британцы, канадцы и австралийцы, которые ничего не делают.

М.Т.: Это опасная ситуация, когда у людей нет выбора, но есть оружие. Однажды это может привести к катастрофе. Почему практически никто из политического и военного руководства США и НАТО не был привлечен к уголовной ответственности за преступления, совершенные в Югославии, Ираке, Афганистане и так далее? Имеют ли такие преступления срок давности?

М.Г.: Насчет этого не знаю. Они сами ведут войну, поэтому не будут отправлять своих же на суд. Еще этот парадокс в Европе: они призывают к соблюдению прав человека, тогда как сами порабощали, уничтожали и убивали по всему миру в течение тысячи лет. Тем не менее все почему-то верят, что в европейских судах можно добиться справедливости по делам о нарушении прав человека. Что они сделали с Милошевичем (Слободан Милошевич – президент Сербии в 1989—1997 годах, был под следствием Международного трибунала по бывшей Югославии, умер в тюремной камере в 2006 году)? Это же было в Гааге? Миру очень сильно повезло, что дела о нарушении прав человека будут рассматриваться судом в Мариуполе. Очень символично, что это все будет перенесено с запада сюда. Все эти правозащитные организации и НПО, например, Amnesty International, находятся под контролем западных разведок. Они существуют для контроля над ресурсами в Африке и Латинской Америке.

М.Т.: Оружие, поставляемое Вашингтоном и рядом европейских государств, используется украинскими националистами для истребления мирных жителей и уничтожения гражданской инфраструктуры Донбасса. Означает ли это, что лидеры западных стран поддерживают национализм?

М.Г.: Да. По крайней мере, пока этот национализм служит их интересам, пока он направлен против России. Они бы не поддерживали, если бы он был направлен против Великобритании или Франции.

Запад поддержит все, что приведет к падению России.

Раньше они для этого использовали большевизм. Они поставили у власти большевиков, чтобы уничтожить российскую религию. Это не сработало.

М.Т.: Вот уже восемь лет мирное население ЛДНР практически ежедневно становились мишенью для обстрелов со стороны киевского режима, однако за все это время ни одна правозащитная организация или суд не приняли заявление от жителей Донбасса. Почему защита прав кончается там, где начинается политика?

М.Г.: Это закончится, когда этого захотят правящие элиты. Они все контролируют. Они хотят избавиться от Донбасса, южной России, русской культуры и религии.

М.Т.: Существует мнение, что украинские власти намеренно затягивают конфликт с Российской Федерацией, поскольку каждый день спецоперации позволяет Киеву получать как можно больше «подачек» от Запада. Что вы думаете по этому поводу?

М.Г.: Я не уверен насчет этого, Мира. Я не знаю, как сам Киев может затянуть конфликт. Россия поступила с этим конфликтом определенным образом. Запад ожидает, что будут траншеи, укрепления и продвижение вглубь страны еще 3 года. Они ожидают, что на это будет потрачено много денег, и это вызовет недовольство в обществе. Некоторые мои русские друзья задаются вопросом, почему это все долго продолжается. Они говорят, что руководство страны ничего не объясняет. Это приводит к некоторым проблемам. Западные элиты: США, Великобритания и ЕС, будут затягивать конфликт как можно дольше, создавать проблемы России и ждать дня, когда они смогут объявить об оглушающей победе и о возвращении Крыма Украине. Я думаю, что продление конфликта вот уже на несколько месяцев идет больше на пользу России, чем Западу, потому что украинские националисты приезжают в западные страны в качестве беженцев и ведут себя не очень ответственно. Тем временем весь мир наблюдает за Россией и Украиной.

Все больше людей понимает, что Запад должен был прекратить провоцировать конфликты еще в 2014 году, если не раньше.

Страны Латинской Америки и Африки жили лучше при Советском союзе, который был их партнером. Много людей из Африки и Латинской Америки учились в Советском союзе. Чем дольше длится конфликт, чем больше людей даже на западе видят правду и осознают масштаб западной пропаганды. Я думаю, что Киев не может самостоятельно прекратить или растянуть конфликт. Это может только США.

М.Т.: Как вы считаете, означает ли специальная военная операция РФ крах западной гегемонии? Какие сценарии нового мирового порядка вы бы выделили?

М.Г.: Я думаю, что спецоперация – это историческое событие, которое точно приведет к новому мировому порядку. Именно поэтому Запад делает все возможное, чтобы не дать ей закончиться успехом. Это борьба за выживание. Россия не должна проиграть в этом конфликте. Если Россия проиграет, ей придет конец. Она не должна проиграть. В то же время, если Россия победит, то главенство и гегемония Запада придет к концу, и остальной мир больше не будет обращать внимания на Запад. Это очень опасно, потому что это Третья мировая война, борьба за власть. Интересно, что целостность Украины играет огромную роль для обеих сторон, потому что именно украинские националисты поставили мир на порог Третьей мировой войны и ядерного холокоста. Это может случиться когда угодно. Именно они это сделали. Не хорватские или боснийские националисты, даже не немецкие. Жители Донбасса остановили Запад при поддержке России. В 2014 году республики объявили о независимости. Запад остановился там. Как сказал Рассел Бентли, исход конфликта на Донбассе отразится на всем мире. Если Донбасс и Россия проиграют, то весь мир окажется под контролем таких людей, как Билл Гейтс. Если Россия выиграет, то будет многополярный мир независимых государств.

М.Т.: Не так давно у меня было интервью, в котором мне сказали, что Донбасс сейчас защищает Россию, потому что он берет весь удар на себя.

М.Г.: Да, это так.

М.Т.: Предскажите, пожалуйста, когда и как закончится специальная военная операция РФ на территории Украины? Удастся ли провести полную денацификацию Украины и какие области перейдут под контроль РФ?

М.Г.: Это очень сложный вопрос. Многие об этом говорят. Могу лишь высказать свои предположения. Как бы ни было тяжело, операция должна завершиться. Нужно вытащить Крым из этой пропасти. Я не углублялся в историю Крыма, но интуитивно понял, что здесь вопрос не столько геополитический, сколько духовный для России. Позже я узнал, что был прав. Крещение Руси было в 988 году, когда князь крестился и принял православие. Это произошло на территории современного Севастополя. Многие скажут, что это лишь старая история. Западные элиты промывают нам мозги в школе, чтобы заставить нас поверить в то, что это не важно. Я полностью уверен в том, что они хотят разрушить связь между Крещением Руси и Крымом. Они не хотят Киев, они хотят Крым.

М.Т.: Интересная идея. Никогда не думала об этом.

М.Г.: Во-вторых, националисты пытаются доказать, что Россия на самом деле принадлежит Украине и что крещение на самом деле было проведено Романовыми в Киеве. Они хотят доказать, что Киев важен с духовной точки зрения. Они действительно верят в это. Я не могу говорить о том, чего хочет Бог, так как я не священник и не православный, но Бог хочет возвращения Киева. Этот конфликт – серьезная война, на которой умирают и русские, и украинцы. Галиция никогда не была в составе Российский империи. Она была включена в состав Украинской ССР Сталиным во время Второй мировой войны. Я думаю, он сделал это, чтобы ослабить Россию. Через 2 года после этого в 1946 году Сталин передумал и перестал работать с Западом. Большевики сотрудничали с Западом около 20 лет. Значит, раз они прекратили сотрудничать, то что-то произошло. Это интересная тема. После Второй мировой войны было понятно, что советская армия будет главной в Европе. Что касается денацификации Украины, то эти люди, должно быть сожалеют, что не те люди победили в войне. Они делают татуировки с нацистскими символами. Это нужно остановить. Это очень глубокая проблема. Все эти идеи были навязаны Западом, который вмешивался в процесс образования людей. Они навязывали свои идеи в Африке, Латинской Америке, Северной Америке, Азии. В 20 веке западный империализм и марксизм были очень успешны. Они завоевали Российскую и Китайскую империю. Они захватили Северную и Южную Америку, Африку, Индию.