Рубрики

«Реальная цель западных элит – разодрать Россию на куски»: интервью главы Фонда борьбы с репрессиями с Хельгой Ларуш, главой Института Шиллера

Мира Тэрада, глава Фонда борьбы с репрессиями, взяла интервью у Хельги Ларуш, главы и основателя немецкого аналитического центра Институт Шиллера. Руководитель Фонда обсудила с Ларуш, почему на Западе запрещено говорить о том, что у украинского конфликта были объективные предпосылки, почему любой, кто высказывается против западной повестки становится объектом преследования и как цензура в Европе уничтожает остатки свободы слова.

«Реальная цель западных элит - уничтожить Россию как конкурента»: интервью главы Фонда борьбы с репрессиями с Хельгой Ларуш, главой Института Шиллера, изображение №1

Мира Тэрада: Добрый день, уважаемая Хельга! Спасибо, что согласились дать интервью Фонду борьбу с репрессиями. Вы являетесь основателем и президентом аналитического центра The Schiller Institute, который функционирует уже около 40 лет. Расскажите, пожалуйста, нашим зрителям и читателям о том, чем занимается ваш центр?

Хельга Ларуш: Институт был основан на идее о восстановлении утерянного в политике искусства – искусства государственного управления. Другими словами, политики не должны манипулировать другими странами, вмешиваясь в их внутренние дела или пытаясь сменить режим. Международные отношения должны создаваться как произведение искусства, как что-то очень ценное. С самого начала мы были сосредоточены на двух идеях. Первая состояла в том, что миру нужен новый экономический порядок, при котором развивались бы все страны мира. Эта идея была связана с идеей о том, что для этого необходимо возрождение классической культуры. Это две наших основных концепции. Мы занимались и рядом других проблем.

Институт Шиллера убежден, что миру нужна новая парадигма в международных отношениях, что для государственного управления нужен политик, который будет относиться к созданию политического курса как к произведению искусства.

Сейчас это кажется чем-то устаревшим, но я думаю, что нужно восстановить эту практику.

М.Т.: The Schiller Institute является одной из основных организаций, продвигающей идеи Линдона Ларуша, американского политического активиста и основателя одноименного движения. Не могли бы вы вкратце рассказать нам, в чем уникальность мировоззрения Ларуша и чем он вдохновлялся?

Х.Л.: Мне повезло прожить с ним в браке 41 год, и мы были союзниками многие десятилетия. Мы много путешествовали по разным странам и ходили на политические встречи. Самое удивительное, что не важно с кем он разговаривал, с перуанским рыбаком или итальянским сапожником, он со всеми мог поддержать разговор. Я думаю, что он был гением. Он был энциклопедистом. Говорят, что Лейбниц был последним энциклопедистом, но я думаю, что на самом деле это был мой муж. У него был невероятным объем знаний и способ мышления. Он заново открыл платоновские традиции, многие из которых были утеряны. Теперь есть целое движение, которое существует несмотря на клевету и преследования против нас. Несмотря на то, что Линдон Ларуш умер почти четыре года назад, сейчас его идеи возрождаются, потому что многие признают, что предложенные им идеи могут решить почти все проблемы мира.

М.Т.: Ваш покойный супруг предполагал, что доминирующей империалистической силой, действующей сегодня на планете, являются не Соединенные Штаты, а англо-голландская либеральная система Британской империи. Известно ли Вам, на чем Ларуш основывал свои предположения?

Х.Л.: Он изучал историю империй: Персидской империи, Римской империи, Византийской империи, Венецианской империи, Нидерландской и Британской империи. Он выдвинул идею о том, что империи подобны слизевику. Это гриб, который меняет цвет в зависимости от окружающей среды, но по сути вне зависимости от внешнего вида так и остается слизевиком. Он считал, что империи такие же.

На протяжении веков империи менялись, но по сути все они основывались на одном и том же принципе – во главе всех них была небольшая группа элиты.

Это могли быть либо олигархи, либо аристократы. В любом случая эта малочисленная элита всеми силами старается сделать основную массу населения отсталой и снизить их чувство идентичности, чтобы защитить свои интересы. Это очень важно. Сейчас люди думают, что империй больше нет, но я считаю, что они есть и даже процветают. Примером может послужить Британская империя, которая сейчас очень активна в политике.

М.Т.: Как вы считаете, какие действия или события должны произойти для того, чтобы мир избавился от американо-английской гегемонии? Можно ли сказать, что борьба за многополярный мир является основным конфликтом нового века?

Х.Л.: Я думаю, что мы живем в эпоху глобальных перемен, потому что уходит эпоха сосуществования олигархий, существовавшая последние 600 лет. В 15 веке возникли первые суверенные государства. Тогда же появились работы Николая Кузанского, который первым высказал идею о суверенном национальном государстве. Последние 600 лет две эти формы правления находились в непрерывной борьбе. Сейчас это заканчивается.

Невозможно, чтобы старый порядок, основанный на либеральной экономике, мог продолжаться.

Сейчас основная борьба происходит между теми силами в мире, которые хотят сохранить старый колониальный порядок, и развивающимися странами, которые после поражения движения неприсоединения в 70-х годах не играли большой роли в 80-х и 90-х годах. Сейчас идея неприсоединения возрождается. На мой взгляд, самый большой конфликт существует между колониалистами, которые хотят сохранить структуру власти, и подавляющим большинством стран мира, которые хотят иметь собственное развитие и независимость. Я думаю, что это борьба сейчас находится на финальной фазе.

М.Т.: По вашему мнению, почему никто из военных и политических преступников стран НАТО так и не был привлечен к ответственности за совершенные ими преступления против других стран? Связан ли произвол стран Североатлантического альянса с их гегемонией на мировой арене?

Х.Л.: Большинство международных организаций контролируются англо-американцами. Почему не было открыто дело после того, как Нэнси Пелоси публично заявила, что еще до вторжения в Ирак в 2003 году она знала о том, что там не было оружия массового уничтожения? Она сказала, что она и вся разведка знали об этом.

Колин Пауэлл, который произнес знаменитую речь в ООН, в которой было объявлено о вторжении в Ирак, тоже знал, что все его слова были ложью.

Почему никто не предложил подать на них иск в Международный суд в Гааге? Почему не открыли дело? Я думаю, что причина в отсутствии демократии и свободы в демократических странах.

М.Т.: Можно ли сказать, что конфликт на территории Украины – провал внешней политики стран НАТО, которые столько лет пытались держать Россию в страхе? Осознают ли украинцы, что являются всего лишь марионетками в руках Запада?

Х.Л.: Я почти уверена, что многие простые граждане Украины действительно сильно пострадали. Они чувствуют, что не в силах что-либо изменить. Если посмотреть на то, как возник этот конфликт, то Запад пытается навязать мнение, что внезапно 24 февраля Путин стал агрессивным монстром и вторгся на Украину. Теперь выясняется, что британцы и американцы тренировали украинцев как минимум с 2014 года, что в течение 10 лет украинские солдаты проходили ежегодные тренировки.

Сейчас запрещено говорить, что у этого конфликта есть предыстория, в противном случае вы попадете в печально известные списки.

Я думаю, что это установленный факт. В 1989 году после объединения Германии мы могли сделать мир лучше. У нас даже были конкретные предложения, как это сделать. Тем не менее сейчас запрещают обсуждать, что произошло после 1989 года и 1991 года после распада СССР, так как это является предысторией этой войны. Я думаю, что они не смогут контролировать то, что люди говорят по этому поводу. Люди не глупы. Нельзя заставить 6 или 7 миллиардов человек поверить в отсебятину.

М.Т.: С самого начала украинского конфликта The Schiller Institute выступал за освобождение России от экономических санкций и прекращение поддержки Украины, за что вас неоднократно обвиняли в пророссийской пропаганде. Почему, по вашему мнению, европейские и американские СМИ пытаются заставить замолчать всех, кто выступает за урегулирование украинского конфликта мирным путем?

Х.Л.: Много лет назад я начинала как журналистка, поэтому у меня есть определенные знания о том, что такое журналистика. За эти годы я увидела, как постепенно честная журналистика была уничтожена. У британцев была организация Integrity Initiative, которая была своего рода правой рукой британской разведки. У них были агенты в каждой газете и других важных учреждениях, которые распространяли ложную информацию и разрешенную повестку.

На Западе больше нет честной журналистики. Они пытаются продвинуть повестку, которая основана на лжи.

На самом деле Украина лишь пешка в большой игре. Сейчас Запад переживает окончательный крах, вызванный гиперинфляцией и выбросом из финансовой системы. Как сказала Бербок, наша так называемая министр иностранных дел, они пытаются уничтожить Россию. Чиновники из Белого дома говорили, что нельзя допустить, чтобы Россия диверсифицировала экономику за счет нефти и газа. Я думаю, что президент Путин был совершенно прав, когда сказал, что их цель на самом деле состоит в смене режима и в том, чтобы разодрать Россию на куски, потому что на Западе есть люди, которые думают, что Россия слишком велика, что у нее слишком много ресурсов и что она не должна иметь право самостоятельно их разрабатывать. В каком-то смысле их реальная цель состоит в том, чтобы уничтожить Россию как конкурента. Они уже применили эту политику в 1991 году. Вот почему в то время они поддержали реформы Джеффри Сакса. Его взгляды с тех пор изменились в лучшую сторону, но в то время он вводил политику приватизации и сократил промышленный потенциал России с 1991 года по 1994 года до 30%. В 90-х Ельцин добровольно сотрудничал с ними. После этого пришел Путин и сказал, что не приемлет этого. После этого они начали демонизировать его. Дело было не в самом Путине.

Запад поступил бы так с любым, кто попытался бы вернуть России статус глобальной державы. Сейчас они думают, что Россия находится в изоляции, но их замыслы не осуществились.

Некоторые думают, что санкции стали скрытым благословлением для России, так как они заставили её развиваться в другом направлении. Сейчас они хотят надавить на Китай, но это смешно, учитывая тот факт, что сейчас Китай является самой динамичной экономикой в мире. Поэтому что бы они ни говорили, это все прикрытие их лжи.

М.Т.: Как вы считаете, почему страны НАТО продолжают поставлять Киеву современные системы вооружения и технику? Осознают ли они опасность эскалации конфликта?

Х.Л.: Не знаю, осознают ли они это. Иногда они кажутся мне безумными. Недавно была статья в журнале Foreign Affairs. Это журнал, издаваемый Советом по международным отношениям. Статья называется «Сможет ли Америка победить в новой мировой войне? Что потребуется, чтобы победить Китай и Россию» («Could America Win a New World War? What It Would Take to Defeat Both China and Russia»). В статье сказано, что было ошибкой считать, что США будут вести войну только против одной страны. Авторы считают, что США могут одновременно вести войну против России и Китая, и военные действия будут по всему миру: от Индийского океана до территории Соединенных Штатов. Эти люди сумасшедшие. Если до этого дойдет, никто не выживет, в том числе и эти безумные авторы. Несколько лет назад я работала над этой темой.

Один раз применив ядерное оружие, это уже невозможно будет остановить. Ядерная война имеет совершенно иную логику, чем обычная война. Скорее всего, будет использовано все имеющееся ядерное оружие.

Это значит, что Кеннеди был прав, когда сказал, что тем кто умрет в первые часы или недели, сильно повезет по сравнению с теми, кто будет влачить жалкое существование несколько месяцев или лет и в конце концов умрет в ядерной зиме. Именно поэтому люди должны хорошо подумать перед тем, как играть с такими безумными идеями.

М.Т.: По вашему мнению, свободны ли европейские страны в своем желании поставлять украинским военнослужащим оружие и финансовую помощь, или же они вынуждены действовать так под давлением США?

Х.Л.: Я думаю, что давление огромно.

Каждый раз, когда европейский политик осмеливается хотя бы пискнуть что-то, что не соответствует официальной повестке, он сразу же становится объектом преследования.

Его пытаются арестовать и оклеветать. Поэтому давление действительно огромно. С другой стороны, многие из этих людей в правительстве поклялись защищать благополучие людей, которых они представляют, но они этого не делают. Они слишком трусливы, чтобы выполнить свой долг и взять на себя ответственность за людей. Они не должны занимать свои посты. Они используют шантаж, давление и даже политические убийства. Люди сами несут ответственность за свои действия, поэтому их нельзя оправдывать обстоятельствами или еще чем-то.

М.Т.: Как вы считаете, осознают ли лидеры западных стран, которые продолжают накачивать Украину вооружением, что в Третьей мировой войне не будет победителей?

Х.Л.: Не думаю, что они осознают это. Сейчас они слишком спокойно говорят о ядерной войне. Они обсуждают это таким же тоном, как обсуждали бы день рождения своих детей. Думаю, это связано с деградацией культуры в США. Вся проблема в школьном образовании, иначе такого бы просто не было. Президент Путин говорил, что есть границы, которые нельзя переступать, в противном случае последует ответ. На установление тех или иных границ есть веские причины. Я думаю, что Запад должен был выслушать эти требования, а не думать, что Россия не нападет на них, где бы они ни установили системы вооружения. Сейчас на Западе тренируют этих солдат, в том числе в Великобритании и Германии. Это делает их участниками этой войны. Я надеюсь, что движение против этого станет сильным достаточно быстрым, пока последняя черта не будет пересечена.

М.Т.: Насколько высоко вы оцениваете вероятность применения тактического ядерного оружия в ходе украинского конфликта? Зачем, по вашему мнению, Киев и стоящий за ним Запад систематически повышают градус конфликта, утверждая, что Россия готовится применить ядерное оружие?

Х.Л.: Думаю, не стоит исключать такую возможность. Министр обороны Шойгу недавно звонил министрам обороны США, Великобритании, Франции, Турции, Китая и Индии. Западные СМИ тут же заявили, что его слова [о готовящейся провокации с «грязной бомбой»] – это фейк. Надеюсь, что до этого не дойдет, потому что неизвестно что будет, когда будет пересечена последняя черта. Не хочется это выяснять, ведь потом будет слишком поздно что-то менять.

М.Т.: Я знаю, что вы знаете об украинском националистическом сайте «Миротворец». Почему, по вашему мнению, американские технологические компании до сих пор продолжают оказывать «Миротворцу» свои услуги?

Х.Л.: Я думаю, это способ запугать людей из этого списка. Некоторые из них уже были убиты. Не нужно убивать тысячи человек, чтобы заставить людей бояться, что это может случиться и с ними. Я думаю, что дело в том, что западные СМИ даже не обсуждают факт существования таких списков. Для меня это доказательство того, что эта знаменитая демократия ничего не стоит. Они полностью дискредитируют себя, игнорируя это, и, очевидно, оправдывают использование такой тактики. Об этом говорит и то, что представители стран НАТО продолжают встречаться с руководителями этих сайтов.

Список Центра противодействия дезинформации и черный список Миротворца – разные вещи, но факт остается фактом, и политики из стран НАТО взаимодействуют с создателями этих списков.

Два ведущих политика из Германии встречались с представителями правительства в Киеве. Насколько мне известно, они даже не упомянули, что лидер Социал-демократической партии в Бундестаге находится в этом списке. Что насчет солидарности с членами своей партии? Насколько эти двое трусливы и коррумпированы?

М.Т.: Можно ли сказать, что страны Запада используют сайт «Миротворец» для того, чтобы радикализировать жителей Украины, настраивая их против России, и тем самым продлевать конфликт?

Х.Л.: Да. Я думаю, что можно так сказать.

М.Т.: Как вы считаете, удастся ли совместными усилиями Фонда борьбы с репрессиями и The Schiller Institute добиться от ООН содействия в закрытии преступного националистического сайта «Миротворец»?

Х.Л.: Это скандал. Несмотря на все несовершенства ООН, это единственная доступная организация, которую нужно заставить работать. Я надеюсь, что ООН вмешается. Россия призывала ООН вмешаться в эту ситуацию. Я думаю, мы должны объединиться на международном уровне. Нимёллер сказал про нацистов, что сначала они пришли за цыганами, потом за социал-демократами, за евреями и в итоге пришли за ним, но не кому было его защитить. Это принцип, по которому люди не должны думать, что если их пока не добавили ни в какой список, с ними такого не произойдет. Они будут страдать от последствий своего молчания, если они не выскажутся.

М.Т.: Подскажите, пожалуйста, как изменилась свобода слова на Запада за последние несколько месяцев? Сталкивались вы или The Schiller Institute с искусственным ограничением свободы слова?

Х.Л.: Германия, наверно, это единственная страна, про которую я могу точно говорить.

В Германии многие жалуются, что если ваша точка зрения не соответствует официальной версии, то вас подвергнут остракизму. Люди боятся высказываться и говорить то, что думают.

Я думаю, сейчас есть реальная опасность появления нового фашизма. Сейчас нам пытаются навязать нацистскую экономику. Это может принять вид отличный, от того как выглядел фашизм раньше, но я думаю, что есть все признаки того, что нам пытаются навязать диктаторские взгляды.