Рубрики

«Большинство заключенных, отбывающих тюремный срок в тюрьмах США — невиновны»: Мира Тэрада выяснила у американского тюремного эксперта шокирующие факты о тюрьмах в Соединенных Штатах

Глава Фонда борьбы с репрессиями Мира Тэрада взяла интервью у Пола Райта, 55-летнего эксперта в области тюремной тематики, исполнительного директора некоммерческой организации Human Rights Defense Center (Центр защиты прав человека), которая занимается защитой прав заключенных, отбывающих тюремный срок в федеральных тюрьмах и тюрьмах штата по всей территории Соединенных Штатов. Райт выпускает ежемесячное периодическое издание Prison Legal News (Тюремные Правовые Новости) с ежемесячной аудиторией более 150 тысяч человек. Печатную версию PLN можно найти практически в каждой тюрьме США. Пол Райт рассказал о чудовищных практиках пыток и убийств в тюрьмах США, безнаказанности сотрудников пенитенциарной системы за издевательства и расправы над заключенными и бесчеловечных условиях содержания заключенных в американских тюрьмах.

Пол Райт

Мира Тэрада: Приветствую Вас, уважаемый господин Райт! Искренне благодарю за согласие на интервью. Для наших зрителей поясню — Пол Райт, один из крупнейших американских правозащитников, специализирующихся на тюремной проблематике и вопросах ущемления прав заключенных в США. Господин Райт – подлинный эксперт, досконально разбирающийся в функционировании тюремной системы Америки и десятилетиями работающий в этой сфере. Первый мой вопрос будет посвящен – общему состоянию дел в американских тюрьмах. Как случилось, что главная демократия в мире имеет самую жестокую и обширную систему тюрем, следственных изоляторов, центров временного содержания, где ежедневно нарушаются базовые права человека?

Пол Райт: В Соединенных Штатах проживает примерно пять процентов населения мира, но в американских тюрьмах содержится 25 процентов от общего числа заключенных в мире. И я не думаю, что это какое-то совпадение или отклонение. 

Соединенные Штаты использовали свою тюремную систему, особенно последние 40 лет, как инструмент социального контроля для поддержания огромного социального неравенства и огромной несправедливости.

Я имею в виду, если учесть тот факт, что в Соединенных Штатах 1 из 70 взрослых находится в тюрьме, если учесть тот факт, что от 8 до 10 миллионов американцев находятся также на условно-досрочном освобождении, что является еще одной формой контроля со стороны государства, это число резко возрастает до почти 1 из 30.

Показатели на долю населения сопоставимы с показателями нацистской Германии и даже сталинской Россией. Они превышают количество людей, которые в те периоды времени находились под той или иной формой государственного контроля. 

Соединенные Штаты, которые по-прежнему считают себя демократическим государством, занимают лидирующую позицию в мире как по количеству заключенных, так и по процентной доле населения за решеткой.

Что касается условий, в которых содержатся заключенные на всей территории Соединенных Штатов, они, как правило, варьируются от ужасных до варварских, а отсутствие медицинской помощи чудовищно. 

Тысячи заключенных умирают каждый год из-за отсутствия медицинской помощи от несерьезных травм и болезней. 

Мы видели пример коронавируса, когда сотни, если не тысячи, заключенных умерли по всей стране. Также отсутствует прозрачность в отношении условий содержания и обращения с заключенными.

Коронавирус определенно опустошил американские тюрьмы и уменьшил тюремное население, и все это произошло практически безнаказанно. Тысячи заключенных умерли. Никто в правительстве не был привлечен к ответственности. И по большей части никого в правительстве особо не беспокоит количество смертей как от коронавируса, так и от других болезней до и во время пандемии, будь то рак, гепатит, туберкулез или другие заболевания.

М.Т.: Вы знаете о жестокости и бесчеловечности американской тюремной системы не понаслышке. Вы пробыли в американской тюрьме – 17 лет. Мне тоже пришлось испытать на себе этот опыт. По моей точке зрения, американская тюрьма – это подлинный филиал ада. Страшнее и ужаснее этого места мне в жизни не встречалось. Как Вы полагаете, что должно произойти, чтобы американские тюремщики и администраторы, ответственные за состояние тюрем, прислушались к нам — правозащитникам и смягчили свое отношение к заключенным? 

П.Р.: Я думаю, что самая большая проблема, которую мы видим, по крайней мере, в Соединенных Штатах, заключается в том, что американская общественность, на мой взгляд, в основном не знает об условиях в тюрьме. Американская общественность не требует перемен. Стоит учесть тот факт, что количество заключенных и система их заключения в США за последние 40 лет значительно выросли. Эти показатели выросли более чем на 500 процентов по всей стране во многих населенных пунктах, на городском уровне.

Например, округа и города тратят более 70 процентов своих общих муниципальных бюджетов на тюрьмы, полицию и суды, что я имею в виду, это невероятно, если сравнить это с остальным миром. Но я также думаю, что во многом это связано с общим отношением. 

Я не знаю ни одной другой страны в мире, где и правительственные чиновники, и тюремные чиновники, отвечающие за управление пенитенциарной системой, пытаются только усугубить ситуацию. 

Я думаю, что если вы поедете в другие страны, например, если вы поедете в страны Латинской Америки или даже более бедные части Азии, например, условия в тюрьмах могут быть плохими, но я думаю, что тюремная администрация скажет вам, что «мы бедная страна, у нас ограниченные ресурсы, мы делаем все возможное, используя то, что у нас есть». Соединенные Штаты, напротив, очень богатая страна.

У нас много ресурсов. И по самым скромным подсчетам, которые, как мне кажется, сильно занижены,

Соединенные Штаты тратят более 100 миллиардов долларов в год на то, чтобы ежедневно содержать в тюрьме два с половиной миллиона заключенных.

Я считаю, что по различным причинам это число занижено. Итак, как вы думаете, что Соединенные Штаты получают за 100 миллиардов долларов? Это огромная сумма денег.

Смотрите, в Соединенных Штатах было руководство, которое на многих уровнях пыталось усугубить положение своих заключенных. И я приведу один пример: в американских тюрьмах более 100 лет назад заключенных сковывали одной цепью, заключенных буквально приковывали цепями друг к другу для выполнения ручного труда. И во многих случаях они строили дороги, они строили железные дороги и тому подобное в некоторых частях Соединенных Штатов в начале 1900-х годов.

Это было возрождено в 1990-х политиками, которые пытаются вести жесткую политику в отношении преступности, и из этого вытекает много проблем. Есть причины, по которым заключенных перестали сковывать цепями. Существует очень высокая вероятность насилия или очень высокая вероятность побега и это влияет на позиции, занимаемые политиками. Заключенных снова стали приковывать цепями друг к другу во многих частях страны в 1990-х годах. Одним из очень трагических примеров является Аризона, где они решили приковать друг к другу заключенных, приговоренных к смертной казни, и заставить их выращивать овощи, и придавали большое значение тому факту, что они платили заключенным 10 центов в час за это.

Но следует учесть еще тот факт, что они платили охранникам гораздо больше. Так что себестоимость овощей все равно получалась высокой. Но большинство экспертов по безопасности, я думаю, сказали бы, что, вероятно, не стоит выводить приговоренных к смертной казни заключенных за пределы тюрьмы и заставлять их работать, какими бы варварскими ни были условия. К сожалению, этот эксперимент закончился только после того, как заключенный с сообщником попытался сбежать, и два человека были убиты, и на этом эксперимент со сковыванием заключенных в Аризоне закончился.

Это продолжалось много лет, пока насилие, появившееся в результате сковывания, не привело к убийствам, поэтому данную практику пришлось прекратить. В других частях мира политики не соперничают друг с другом в том, кто из них наиболее жесток по отношению к заключенным. Это и делает Соединенные Штаты уникальной страной, действующий истеблишмент открыто и жестоко издевается над осужденными.

М.Т.: Так что мы можем сделать, чтобы изменить это? Как нам заставить их услышать нас?

П.Р.: Глупо отрицать, что действующая власть не имеет к происходящему никакого отношения. Именно эту мысль я и пытаюсь донести до читателей PLN.

Если бы больше людей знали о том, что происходит в американских тюрьмах, они потребовали бы перемен.

И я думаю, это сводится к тому, что большинство людей, независимо от их взглядов на уголовное правосудие или наказание, или на что бы то ни было, я думаю, они не поддерживают варварскую жестокость по отношению к другим людям. Мы в Центре защиты прав человека недавно представляли интересы психически больного чернокожего человека, умершего от голода в тюрьме Флориды.

Он был серьезно психически болен и всю жизнь боролся с психическим заболеванием. Он был в тюрьме за мелкую кражу со взломом. Его психическое заболевание обострилось, и он начал странно себя вести, и в какой-то момент охранники перестали его кормить. Когда он попал в тюрьму, его рост был около 177 см. Он весил примерно 81 кг. К моменту смерти он весил 50 кг, а причиной смерти стал голод.

И это одна из тех вещей, в которых независимо от того, что люди думают об условиях содержания в тюрьмах, преступлении и наказании, большинство американцев не считают, что людей следует морить голодом в рамках их тюремного заключения.

И, к сожалению, это очень распространенное явление. 

Во Флориде был еще один заключенный, человек по имени Даррен Рейни. Он тоже был психически болен. Он был афроамериканцем, и тюремные охранники буквально сварили его заживо. Они поместили его в горячий душ, температура воды в котором превышала 100 градусов. Они заперли его в душе. Они включили воду и оставили его там на 2 часа, пока с него не стала слазить кожа. Он сварился заживо, и кожа слезала с него. И никому не предъявили обвинения по этому делу.

Уровень безнаказанности, который чувствуют представители правопорядка, является одной из нескольких причин такого отношения к заключенным. Это очень похоже на Латинскую Америку, например. Но дело в том, что, вы знаете, у нас очень много средств массовой информации, которые в некоторых отношениях неплохо справляются со своей работой в Соединенных Штатах и освещают многие из этих злоупотреблений.

Полная безнаказанность людей, которые совершают эти нарушения, также является одной из особенностей, которая отличает Соединенные Штаты от большинства других частей мира. Кажется логичным, что если выясняется, что сотрудник исправительного учреждения причастен к убийству заключенного, он должен как минимум потерять работу. Но здесь, в Соединенных Штатах, этого не происходит. Чем выше пост человека, тем меньше вероятность того, что он будет привлечены к какой-либо форме ответственности. 

И я также думаю, что это тоже одна из причин того, что Соединенные Штаты подписали Конвенцию против пыток. И одно из положений Конвенции против пыток заключается в том, что судебная система страны должна иметь возможность рассматривать жалобы о пытках, а также привлекать к ответственности виновных.

Однако Соединенные Штаты этого не делают, в определенной степени это было упущением международного сообщества, которое не стремилось привлечь Соединенные Штаты к ответственности по международным договорам, которые они подписали.

И, честно говоря, одна из вещей, которая мне особенно противна, — это то, что Соединенные Штаты защищают права человека только на словах, при этом умудряются критиковать другие страны за нарушения прав человека.

Я могу указать по крайней мере 10 примеров, когда эти злоупотребления происходят прямо здесь, в Соединенных Штатах, и обычно происходит прямо сейчас. Это даже не далекое прошлое. Это были времена перемен, времена еще другие. 

Самой большой проблемой остается отсутствие ответственности и безнаказанность тех, кто нарушает права человека в Соединенных Штатах. 

Как вы знаете, президент Трумэн был президентом Америки после Второй мировой войны, и он был известен тем, что сказал, что ответственность на нем, что в итоге он несет ответственность за то, что произошло в Соединенных Штатах.

Данный менталитет давно исчез, и теперь у нас есть система, в которой никто не несет ответственности. Тем не менее, тысячи заключенных ежегодно умирают в федеральных тюрьмах. Многих забивают до смерти. Их пытают, жестоко обращаются с ними, и это открытая информация.

Это даже не оспаривается. Как и Даррен Рейни, он был сварен заживо. И это широко известно. Об этом широко сообщалось. Тем не менее, никому так и не было предъявлено обвинение в его смерти. И дело мистера Гейнса, он умер от голода, и снова никто не был привлечен к ответственности.

М.Т.: Ваш опыт работы в тюремной сфере огромен, и Вы знаете об американских тюрьмах практически всё. Но доводилось ли Вам когда-либо сравнивать положение заключенных в США и других странах мира? Насколько лучше или хуже американских тюрьмы европейских стран – Франции, Германии, Великобритании или скандинавских государств? 

П.Р.: В Скандинавии и в Нидерландах, например, считаю важным отметить, что одна из вещей, которая отделяет Соединенные Штаты от остального мира, — это длина тюремных сроков. В большинстве других стран мира есть какие-то ограничения на длину срока, который отбывают заключенные. Во многих странах это 15 лет или 20 лет, например.

Так что в Соединенных Штатах есть ограничения. У нас более двухсот тысяч заключенных, которые отбывают пожизненное заключение без права досрочного освобождения. После вынесения приговора при нынешнем положении вещей они никогда не выйдут из тюрьмы живыми. И это одна из особенностей тюрем для заключенных в Соединенных Штатах — практика вынесения приговоров.

Я даже не говорю о теме смертной казни, только об обычной практике вынесения приговоров. Но да, условия содержания в тюрьмах, знаете ли, крайне варварские. Конечно, по сравнению с остальной частью Западной Европы, например, многие тюрьмы устарели.

Мы сообщаем о некоторых проблемах содержания в тюрьмах в Prison Legal News: от воздействия погоды до чрезвычайно высокого уровня насилия и контактах заключенных с грызунами и паразитами.

Многие из проблем заключенных связаны исключительно с физическими угрозами. Отсутствие медицинской помощи — постоянное явление. Люди с серьезными психическими заболеваниями составляют очень большой процент от общего числа заключенных, зачастую им не предоставляют никакой медицинской помощи. Я не имею в виду заключенных с незначительными отклонениями, кого-то эксцентричного, но вы знаете, что считается серьезными формами психического заболевания, такими как биполярное расстройство, паранойя, шизофрения и тому подобное.

М.Т.: В прессе публиковалось довольно много материалов об особой жестокости и антигуманности тюрем юга США, в частности, Алабамы. Гораздо меньше известно о проблемах пенитенциарных учреждений американского запада – Вашингтона, Орегона, Калифорнии. Тюремная система США имеет единый внешний облик? Отличаются ли между собой условия содержания заключенных в тюрьмах различных штатов и если да, то насколько сильно? 

П.Р.: Да, есть большие различия. Мы выпускаем PLN уже более тридцати двух лет, и условия очень разные. Например, очень много тюрем бывших конфедеративных штатах, южных штатах США, например, там идет речь о преднамеренной жестокости

Тюрьмы на юге США, например, во Флориде, Джорджии, Луизиане, Миссисипи, Техасе, они буквально приняли политическое решение не использовать кондиционер в тюрьмах.

И каждый год десятки заключенных умирают от жары и проблем со здоровьем, вызванных высокой температурой воздуха.

Это чистой воды политическое решение, которые они приняли, чтобы лишить заключенных кондиционирования воздуха. Более интересно то, что охранники тоже работают в этих условиях, но они хотят работать в тюрьмах с кондиционированием воздуха.

И опять же, я живу во Флориде, где летом в среднем каждый день не менее 37 градусов. И, по крайней мере, если вы близко к океану, будет легкий ветерок. Как только вы попадете вглубь суши, ветра не будет. Просто жарко и очень высокая влажность. И только в одном штате Флорида почти 90000 заключенных содержатся в таких условиях, и то же самое происходит на юге страны. Так что условия содержания очень разные.

Опять же, Флорида, Луизиана и Миссисипи, эти штаты решили изолировать большое количество своего населения и сделать это как можно дешевле. Поэтому в первую очередь они используют тюрьмы открытого типа. Они не используют тюрьмы с камерами. И большинство тюремных экспертов, биологов или криминологов скажут вам, что тюрьмы с открытыми спальнями являются одними из самых опасных, которые вы можете представить, потому что заключенные могут довольно легко напасть друг на друга.

Их не запирают. Им не запрещен доступ друг к другу. И эти тюрьмы строить дешево. Они дешевы в эксплуатации, но очень опасны. И это очень распространено на юге США. Я также думаю, что и некоторые другие различия также зависят от условий содержания в тюрьмах. Кроме того, в некоторых тюрьмах в других частях Соединенных Штатов нет проблем с количеством сотрудников.

И одна из вещей, о которых следует помнить о Соединенных Штатах — это наследие рабства, которое существует на юге Соединенных Штатов. И если подумать, что еще в 1980-х годах многие тюрьмы в Соединенных Штатах не использовали людей, проживающих вне тюрьмы, они не нанимали гражданских лиц.

Тюрьмы брали заключенных, вооружали их и делали из них охранников, отвечающих за все: от охраны периметра до внутреннего порядка и безопасности в тюрьмах, очень похоже на капо в немецких концентрационных лагерях во время Второй мировой войны. 

И только благодаря судебным разбирательствам и постановлениям федерального суда эта практика прекратилась. Но для сравнения: совсем недавно, в конце 1970-х, в тюремной системе Арканзаса было 3000 заключенных и 27 тюремщиков, и они занимались всем этим. Да, это потрясающе. И снова это было не так давно.

М.Т.: Как они с этим справлялись? Там мало тюремщиков и там много заключенных.

П.Р.: Они давали заключенным оружие с очень предсказуемыми результатами, и они в основном использовали заключенных для обеспечения дисциплины, порядка и безопасности с опять же, вы знаете, очень предсказуемыми результатами. В Техасе было то же самое, и Техас делал это до середины восьмидесятых. Считаю важным отметить, что во многих странах действительно есть законы против пыток и физического насилия. 

В Соединенных Штатах нет внутреннего законодательства, запрещающего, например, пытки или физическое насилие.

Благодаря различным судебным разбирательствам и последующим решениям федерального суда добиться полного запрета на порку заключенных кнутами удалось только в 1974 году. И это закончилось только благодаря федеральному суду. Раньше не было закона, запрещающего это. Ни тюремная администрация, ни правительственные чиновники не говорили: «Это неправильно, это аморально, мы не должны этого делать». 

И это интересно, потому что примерно в то время, когда Соединенные Штаты перестали регулярно и открыто применять физические пытки и физическое насилие, они перешли на одиночное заключение, и мировые эксперты в значительной степени оценили одиночное заключение как форму пыток, как форму психологического насилия.

И все же в Соединенных Штатах как минимум более ста тысяч заключенных содержится в той или иной форме длительного одиночного заключения. Соединенные Штаты в начале 90-х годов построили десятки так называемых тюрем строгого режима, и это были тюрьмы, буквально предназначенные для физической изоляции заключенных. Например, камеры строились без окон.

А в некоторых штатах, таких как Флорида и Техас, при строительстве тюремных камер не был предусмотрен кондиционер, заключенные были лишины контакта друг с другом. Тюрьмы проектировались без общих зон отдыха и столовых. Чиновники делали всё, чтобы заключать огромное количество людей в крошечные маленькие клетки, чтобы свести их с ума.

И снова одиночное заключение — почти уникальная форма американских пыток, потому что она начала применяться в начале восемнадцатого века. И это интересно, потому что первые посетители Америки того времени, такие как Чарльз Диккенс из Англии, Алексис де Токвиль из Франции, посетили эти ранние американские тюрьмы в 1820-х, 1830-х и 1840-х годах.

И все они отмечали тот факт, что содержание людей в этих камерах одиночного заключения в течение длительного периода времени, как правило, сводило многих из них с ума. Это сводило людей с ума. Таким образом, Соединенные Штаты занимаются этим уже более двух сотен лет, буквально расширяя применение подобной практики каждый год.

Еще одна вещь, которая делает американские тюрьмы уникальными, — это практика, которая широко осуждается во всем мире как форма пыток, как нарушение прав человека. Тюрьмы не только дорого строить, но и содержать.

Тем не менее, Соединенные Штаты запирают на долгое время более ста тысяч заключенных по всей стране в одиночных камерах, и это то, чего не делает ни одна другая страна в мире, и уж тем более не в таких масштабах.

М.Т.: За долгие годы своей правозащитной деятельности Вы сталкивались с множеством случаев вопиющих нарушений базовых прав человека со стороны тюремщиков и тюремных администраций. Какие по Вашей оценке, самые частые и самые чудовищные нарушения, которые допускаются в американских тюрьмах? 

П.Р.: Ежедневное нарушение, уносящее больше всего жизней, — это отсутствие надлежащей медицинской помощи. Мы наблюдаем это с коронавирусом. Знаете, коронавирус безусловно, усугубил и без того серьезную проблему.

М.Т.: Как думаете, это тоже один из видов пыток? 

П.Р.: Я думаю, что в некоторых случаях это может быть форма пыток в отношении отдельных заключенных, но по большей части я думаю, что это безразличие. Их не волнует, выживут заключенные или умрут

Пенитенциарное учреждение любого из 50 штатов, тюрьма штата, федеральная или местная — не лучшее место, чтобы заболеть. И главное, как человек, который пишет об этом уже более 30 лет, я также нахожу поразительным то, что заключенные умирают от самых обычных болезней, и это не шутка.

Вы знаете, я вижу так много заключенных, которые умирают в праздники и выходные.

Худшее, что может случиться с американским заключенным — это заболеть в выходные или праздничные дни, потому что обычно в эти дни заключенным не оказывают даже минимальную медицинскую помощь.

И вы знаете, мы видели это, это происходит регулярно. Обычные болезни, от которых умирают американские заключенные: они умирают от гипертонии, они умирают от диабета. Я имею в виду, что это болезни, которые имеют очень распространенные формы лечения. Американские заключенные в огромных количествах умирают не от экзотических или редких болезней, они умирают от простых вещей, которые вне тюрьмы легко и быстро поддаются лечению. Это наиболее очевидная опасность, через которую проходит подавляющее большинство американских заключенных.

Самоубийство также является огромной проблемой в американских тюрьмах. И я думаю, что многие люди, которые, как мне кажется, не слишком знакомы с проблемами тюрем, думают, что если люди собираются покончить с собой, правительство ничего не может с этим поделать. Но на самом деле это неправда. После десятилетий исследований мы знаем, что в основном самоубийства — это симптом того, что система не обеспечивает адекватного лечения психических заболеваний.

Люди убивают себя или причиняют себе вред, когда они переживают кризис, и обычно с надлежащим вмешательством в области психического здоровья люди преодолевают через кризис. Они не причиняют себе вреда. 

Количество самоубийств неуклонно растет в течение последних 30 лет, несмотря на то, что все больше и больше исследований открывают новые способы противодействия этому. 

И я бы сказал, что в хорошо организованных пенитенциарных системах вообще нет самоубийств.

В плохо организованных тюрьмах, как правило, много самоубийств, и эти цифры постоянно растут. И затем я думаю, что два других уровня, два других вопроса — это насилие заключенных по отношению к заключенным и насилие сотрудников тюрем по отношению к заключенным. Как правило, насилие заключенных по отношению к заключенным можно объяснить как неукомплектованностью кадрами, так и плохой организацией порядка в тюрьме .

Кроме того, я думаю, еще одна важная вещь — это общее чувство безнадежности и отчаяния, которое пронизывает американские тюрьмы. У нас так много тюрем с огромным процентом заключенных, которые никогда не освободятся. Они знают, что умрут в тюрьме либо от старости, либо от болезни, либо от насилия.

Я думаю, что очень плохие и жестокие системы порождают цикл, когда тюремная администрация и тюремные служащие считают, что единственный способ поддерживать порядок или безопасность или что-то еще — все чаще прибегать к физическому насилию, что создает порочный круг очень высокого уровня применения силы на всех уровнях, что, в свою очередь, увеличивает уровень отчаяния и повышает число самоубийств и, конечно же, уровень смертности.

М.Т.: Насколько эффективны Ваши усилия и старания Ваших коллег в деле смягчения тюремных условий в США. Удалось ли Вам существенно изменить тюремную обстановку в каком-либо штате или в какой-либо тюрьме. Получилось ли спасти или облегчить жизнь кого-нибудь из заключенных? 

П.Р.: Я могу сказать, как правозащитник, проработавший в Соединенных Штатах последние 30 с лишним лет, что моя карьера была одним долгим боевым отступлением, я не уверен, что мы сделали что-то лучше.

Когда в 1990 году я начал вести PLN и открыл Центр защиты прав человека, в американских тюрьмах находился один миллион человек, к концу 2000 года у нас было два миллиона по всем показателям, будь то число людей в камерах или количество людей, находящихся под контролем государства через условное заключение. Финансовая эксплуатация государством и корпорациями, все стало хуже за последние 30 лет.

Единственное, как я думаю, стало немного лучше, — это доступ в тюрьмы и условия для заключенных с ограниченными возможностями. Но, знаете ли, в целом все стало намного хуже. До девяностых годов прошлого века заключенные во многих штатах могли получить высшее образование.

Сегодня такая возможность, если она существует, есть далеко не у всех. Имею ввиду, что получить высшее образование в тюрьме сейчас можно только в нескольких штатах, благодаря инициативам, финансируемым из частных средств. Уровни безнаказанности и отсутствия ответственности становятся только хуже. Отсутствие прозрачности, во всяком случае, ухудшилось. До девяностых годов прошлого века средствам массовой информации и репортерам разрешалось посещать тюрьмы и брать интервью у заключенных. Теперь многие штаты штаты объявили эту практику вне закона.

Федеральное правительство регулярно запрещает СМИ брать интервью у заключенных по крайней мере в течение последних 15 лет.

Несмотря на приложенные усилия, огромное число поданных судебных исков, федеральная судебная система осталась буквально единственным бастионом, единственным местом, где практически любой в американском правительстве был готов встать на защиту законных прав американских заключенных. Но они стали более консервативными и более уступчивыми по отношению к американскому полицейскому государству за последние 20 лет или около того, чем были раньше.

Конгресс также ограничил возможность федеральных судей исправлять неконституционные и бесчеловечные условия содержания под стражей. В 1996 году был принят закон под названием «Закон о реформе тюремного судопроизводства», призванный помешать судьям улучшать условия содержания в тюрьмах.

Так что я бы сказал, что в течение последних нескольких десятилетий, если мы и выигрывали случайную битву, мы могли внести небольшие улучшения.

Ситуация с правами человека в Соединенных Штатах за последние 30 лет превратилась из плохой в катастрофическую.

М.Т.: Согласно Вашей экспертной оценке, насколько велик в США процент заключенных, которые были помещены в тюрьму за преступления, которые они не совершали, или чьи судебные процессы сопровождались существенными процессуальными нарушениями? Можно ли сказать, что невиновные составляют значительную долю обитателей американских тюрем?

П.Р.: Да, можно так сказать. Например, сейчас мы представляем человека, который провел 37 лет в тюрьмах Флориды за убийство и изнасилование, которые он не совершал.

В США были буквально тысячи реабилитированных заключенных, которых обычно освобождали после многих лет или десятилетий тюремного заключения за преступления, которых они не совершали.

И в некотором смысле это очень небольшая часть от общего числа американских заключенных. Таким образом, в американских тюрьмах содержится более 2 миллионов человек, а в Соединенных Штатах ежегодно осуждается более миллиона человек за тяжкие преступления. Самые наивные должно быть сильно верят правительству и полиции, чтобы думать, что все 1 миллион человек в год на самом деле виновны в том, в чем они были обвинены

Я думаю, что начало использования ДНК-тестов ускорило процесс освобождений. У нас много дел, в которых было доказано, что многие мужчины, осужденные за жестокие преступления, особенно изнасилования и убийства, были невиновны. Думаю, это число растет буквально каждый день. Мы также видим все больше и больше случаев, когда людей оправдывают в преступлениях, которые они не совершали, в особенности тяжкие преступления, такие как изнасилование или убийство, за которые дают долгие тюремные сроки. 

Те, кто долго находятся в тюрьме, вынуждены проходить через долгий процесс апелляций.

В США среднее время, которое заключенные проводят в тюрьме перед тем, как быть оправданными – 13-15 лет. 

Во многих случаях дольше, намного дольше. Заключенные проводят десятилетия в тюрьме, чтобы доказать, что они невиновны и, наконец, выйти из тюрьмы. Это означает, что для тысяч заключенных, которые ежегодно ошибочно признаются виновными в тяжких преступлениях, достаточно серьезных, чтобы посадить их в тюрьму, но недостаточно серьезные для приговора к долгим срокам, этого времени не хватает, чтобы доказать их невиновность через суд. Думаю, таких людей очень много.

Думаю еще одна вещь, доведенная в США до совершенства, — это заключать огромное количество людей в тюрьмы. Я приведу один пример. Наказания в США такие суровые, что многие люди признают себя виновными в преступлениях, которые они не совершали. Например, скандал, связанный с полицейским подразделением «Рампарт». Это произошло 15 или 20 лет назад в Лос-Анжелесе. Стало известно, что коррумпированный полицейский был пойман на краже кокаина из камеры для хранения улик. И чтобы не попасть в тюрьму за свои преступления, он стал рассказывать о многочисленных злоупотреблениях со стороны полиции в районах Лос-Анжелеса, где полицейские обычно арестовывали членов банд, настоящих или вымышленных подозреваемых, подбрасывали наркотики, ложно обвиняли в преступлениях. Когда началось расследование, то выяснилось, что около 110 человек было ложно обвинены в преступлениях, связанных с наркотиками, которые они не совершали. Многие были осуждены за преступления, которые они не совершали из-за того, что перед ними стоял выбор отсидеть 5 или 10 лет, или пойти в суд, и провести в тюрьме всю оставшуюся жизнь. Когда перед ними поставили такой выбор, многие сознались в совершении преступления, которое не совершали. 

И одна единственная причина, по которой это все вскрылось: полицейский был пойман за кражей кокаина из улик и решил сдать коллег, чтобы получить более мягкий приговор. Если бы его арестовали, и он держал рот на замке, то все 110 обвиняемых провели бы 5-10 лет в тюрьме за преступления, которые они не совершали. Это все лишь маленький район в большом американском городе, как же тогда обстоят дела по стране в целом? 

Мы также часто видим, что людей с психическими расстройствами часто довольно легко заставить признаться в преступлениях, которые они не совершали. 

Одной из особенностей США является умение полицейских заставлять людей сознаваться в преступлениях, которые они не совершали.

Например, в Чикаго был скандал с полицейским Джоном Берджем, который буквально десятилетиями пытал десятки и сотни в основном бедных черных и латиноамериканцев, заставляя признаться в преступлениях, в основном убийствах, которые они не совершали. Он использовал варварские средства, напоминающие те, что использовались в нацистской Германии. Он привязывал мужчин к горячим батареям, чтобы заставить их сознаться, он использовал шокер. Это лишь одна из крайностей, однако, детективы часто обманом заставляют людей сознаться в преступлениях, которые они не совершали. И такое обычно встречается только в США.

Я много читаю о полиции и тюрьмах в разных странах, и я не видел ни одной другой страны, где полицейские были бы виновны в таком количестве ложных признаний в преступлениях без применения пыток. Это значит, что американские полицейские действуют более изощренно, чем их коллеги, а американские обвиняемые более наивны.