Рубрики

«Существует масса доказательств того, как украинские соединения воюют под фашистскими флагами»: интервью главы Фонда борьбы с репрессиями с Миланом Заделаком, военным корреспондентом из Чехии

Мира Тэрада, глава Фонда борьбы с репрессиями, взяла интервью у Милана Заделака, чешского военного корреспондента, который специализируется на съемках в зонах боевых действий. Журналист рассказал главе Фонда о несправедливом расследовании по делу его друга Александра Франчетти, ставшего жертвой политических преследований, о пропаганде западных стран, которая намеренно искажает информацию русофобской повесткой, и объяснил, почему Европейскому Союзу невыгодно помогать Украине.

Милан Заделак
Милан Заделак

Мира Тэрада: Добрый день! Большое спасибо за то, что согласились дать интервью Фонду борьбы с репрессиями. Расскажите, пожалуйста, пару слов о себе и о том, чем вы занимаетесь.

Милан Заделак: Я занимаюсь тем, что заключаю договора с разными телевизионными корпорациями и снимаю для них видео. Благодаря этому я смог заключить договор с Мичиганским телевидением. Это самое большое телевидение в Латинской Америке. Я снимал в Донбассе в 2015 и 2016 годах на обеих сторонах конфликта.

М.Т.: Ваш друг Александр Франчетти стал жертвой политического преследования, ему грозит до 8 лет тюремного заключения по сфабрикованным обвинениям. Как на данный момент развивается его дело? Поддерживаете ли вы с ним связь?

М.З.: Мы познакомились с Александром в Крыму, где я снимал видео о большой акции «Ночных волков» . Он мой хороший друг. 2 года назад, когда он был в Чехии, он жил у меня дома. После этого он уехал. Я его спрашивал, почему он не может приехать нормальным способом через Украину. Он тогда ответил, что это для него очень небезопасно. Сказал, что за его голову на Украине выписано вознаграждение. Не знает точную сумму, но, кажется, сумма была около 100 000 евро. Когда я спросил Александра Франчетти, что бы случилось, если бы его поймали на Украине, он сказал «немного бы меня помучали, а потом я исчез бы с этого света». Он находится в данным момент в тюрьме, и поэтому контакт с ним ограничен. Тем не менее, я в контакте с его женой Светланой и с его дочерью, которая здесь живет, а также мне недавно была предоставлена возможность его посетить в тюрьме. Нам дали возможность пообщаться около 90 минут. Он сказал, что несмотря на то, что он в тюрьме, отношение к нему хорошее, ему даже разрешали использовать личные вещи, а не тюремные. Поэтому я принес ему его личные вещи. На данный момент я знаю, что ужесточили условия, и жена мне сообщила, что у него забрали все личные вещи. Говорили с ним о его выдаче на Украину. Он очень скептически к этому относится. Уже суд решил на данный момент, что его можно выдать на Украину, что нет для этого препятствий. И сам Александр от этого ожидает в лучшем случае пытки и мучения, в худшем — смерть. Адвокат предложил использовать меня как свидетеля на суде, поскольку я, очевидно, единственный живущий в Чехии человек, который еще в Крыму снимал репортаж с Александром. В частности, там был разговор и о его группе «Северный ветер», в которой он принимал участие, и о том что он в принципе там делал. Адвокат говорил, что решение было уже предварительно принято, поскольку на судебное заседание судья пришел уже с готовым напечатанным решением на несколько страниц. То есть это решение явно было предварительно подготовлено. Могу подтвердить, я тоже был на второй части заседания суда, и действительно, в конце, когда судья сказал, что суд будет совещаться, они совещались какие-то считанные несколько минут, а потом опять позвали всех и зачитали решение и обоснование, и это решение и обоснование уже было напечатано на несколько страниц , что естественно не представлялось возможным сделать за несколько минут, на которые всех попросили выйти. То есть действительно это все напечатано было на листах уже заранее. Конечно, существуют разные способы опротестовать решение и так далее. Я говорил вчера с его адвокатом, и адвокат еще допускает возможность другого решения: попытаться поменять его как военного пленника с Россией, каким-то образом произвести какой-то обмен. Но это пока такая теоретическая версия, и нужно ждать, что вообще на эту версию скажут посольство Российской Федерации, которое только недавно узнало о такой идее адвоката. К сожалению, наша система юрисдикции дает возможность выдавать людей в страну, которая в данный момент находится в состоянии войны.

М.Т.: В конце декабря прошлого года Александр написал открытое письмо, в котором заявил, что прокурор пражской прокуратуры отказал ему и его адвокату в апелляции. Как вы считаете, с чем связано такое несправедливое отношение к Александру?

М.З.: Это мое личное мнение. На данный момент все говорят о том, что он содержится в исключительно строгих условиях и даже по видеоконференции, находясь в тюрьме, шел суд. Даже судья сказала: «Да снимите это с него наручники». Потому что смешно, просто человек находится в тюрьме, четыре охранника за ним стоят, а он в наручниках. Мы вначале думали, что это такой показательный спектакль. Но он даже не может отвечать на вопросы, когда отвечает, хочет жестикулировать и не может.

М.Т.: С чем связано такое отношение к господину Франчетти?

М.З.: Они говорят, что они беспокоятся за его безопасность. Они говорят, что его отравят или убьют, какие-то русские спецслужбы проникнут в чешскую тюрьму. Он считает, что это безусловно вопрос к прокурору либо к системе юстиции здесь, почему такое решение, но он предполагает, что, возможно, будучи уверенными в том, что они его будут выдавать на Украину, они не хотят потом его где-нибудь искать, если он, допустим, убежит. В принципе, чтобы он был там у них под контролем.

М.Т.: По вашему мнению, с чем связано предвзятое отношение к гражданам России в европейских судах?

М.З.:

В Чешской Республике сейчас происходит украинская истерика.

Саша выбрал худшее время для того, чтобы посетить Чешскую Республику. Происходят невероятные вещи. Вся Прага и Чехия перекрашиваются в сине-желтые цвета. Даже мороженое «русское» переименовывают в украинское мороженое. Происходят многочисленные демонстрации и акции, всевозможные балы в честь украинцев с раздачей бесплатной еды, всевозможная поддержка, бесплатный транспорт для всех, кто имеет украинские документы, посещение каких-то зоопарков и других мероприятий тоже. Сейчас украинцы могут не носить средства индивидуальной защиты. Вообще для украинцев сейчас предоставляется все, что угодно, в отличие от коренного чешского населения, и даже уже стали шутить, что столица Украины сейчас Прага. Коротко говоря, абсолютно все, что имеет хоть какое-то отношение к России, это плохо, все что имеет отношение хоть какое-то к Украине или где содержится слово Украина, это просто отлично. И это мой ответ вам на ваш вопрос о том, почему происходит такая несправедливость.

М.Т.: Правда ли, что в Чехии ввели закон, который гласит о том, что человек может быть наказан лишением до 3 лет лишения свободы в случае высказывания поддержки России?

М.З.: Да, этот закон существует. Я думаю, что срок составляет не три года, а все 10 лет. Сейчас этот законопроект подвергается критике. Да, поддержка действий России в Чехии карается сроком до 10 лет тюремного заключения.

М.Т.: Последние несколько месяцев внимание мировой общественности приковано к ситуации на Украине. На ваш взгляд, какую цель преследует Запад, который нагнетает атмосферу, пытаясь создать конфронтацию России с НАТО, и почему западные коллеги отказываются принимать центральное предложение России о нерасширении НАТО на восток?

М.З.: Россия – традиционный неприятель и враг Соединенных Штатов Америки. Сейчас президент Зеленский очень сильно настаивает на объявлении бесполетной зоны над Украиной, на что США и члены НАТО абсолютно ясно сказали ему «нет», поскольку это могло бы привести к открытой конфронтации с Россией, вплоть до ядерной войны. Несмотря на абсолютно четкий ответ «нет» Зеленский все равно продолжает настаивать на своем и накалять ситуацию. Сегодня даже Зеленский заявил, что НАТО является слабаками, и если упадет Украина, то упадет и вся Европа, обвинил НАТО в том, что они слабаки, ничего не могут сделать, однако и дальше продолжает требовать что-то от них. Поэтому Зеленский тем самым может втянуть Европу, НАТО и США в колоссальную войну. Я думаю, что уже настало время четко объяснить Зеленскому, что помощь, конечно, какую-то ему надо предоставить, но это имеет свои границы и нужно понимать, какие это границы.

М.Т.: Как вы считаете в чем истинная подоплека кризиса? Чем это может закончиться для России и стран запада? Каковы ваши прогнозы на ближайшее будущее?

М.З.: Если бы я знал, как это закончится, я бы как минимум получил Нобелевскую премию, поскольку все лучшие умы мира думают о том, как это закончится. Не знаю, где здесь правда, но люди здесь немножко опасаются, тихо говорят о том, что, возможно, русская армия переоценила свои силы. По тому, как здесь местные медиа подают информацию, у местного человека может сложиться мнение, что украинские войска уже окружили Москву. Президент Зеленский здесь действительно сейчас показывается как герой номер один, как некий супермен. Здесь уже продаются всякие сувениры, подушки с фотографией Зеленского, фотографии Зеленского.

М.Т.: Какой абсурд!

М.З.: Такое впечатление, что если он сейчас подаст свою кандидатуру на президента любой страны, он сразу выиграет. Если серьезно, то нужно всех посадить за стол переговоров, потому что война это последнее, что может быть.

М.Т.: Западные страны не стесняются в выражениях, когда пытаются очернить Россию или выставить ее в дурном свете. В чем истинная причина давления на Россию, и кто стоит у истоков западной пропаганды?

М.З.: Тяжело сказать, кто за этим всем стоит. Как я уже говорил, Россия исторически была главным неприятелем, врагом Зпада. Я снимал в Донбассе на обеих сторонах конфликта, и массированная пропаганда была на обеих сторонах конфликта. Самое главное — посадить всех за стол переговоров и решать как-то дипломатически, потому что дипломатические проблемы не должны решаться прямо на полях сражений. Физические бои — это непорядок, и так быть не должно.

Я не обвиняю Российскую Федерацию в том, что она начала какой-то конфликт.

В момент происходящего я был в Крыму. Я был в Крыму за пару дней до начала нынешних событий, и мне на камеру все, как высшие политики Крыма, так и обычные люди, простые жители на улице, все, без какого-либо исключения, на камеру заявляли, что это абсолютно бред, и Россия не может ни на кого напасть. Вначале, первые часы у всех был шок, и все тоже говорили, что вначале это воспринимают как агрессию России против другого государства. Местные воспринимали меня как человека Запада, но, несмотря на все события, воспринимали очень положительно, хорошо. Я не встретил за все время ни разу какого-то негатива с их стороны, не говоря уже о каких-то физических проблемах и претензиях. Все было великолепно, и даже местные люди. Местная женщина помогла мне вернуться назад, в Чехию.

М.Т.: Почему на протяжении 8 лет Запад игнорировал атаки Украины на Луганскую и Донецкую Республики и умалчивает об агрессии Украины, но когда Россия вошла со спецоперацией на Украину для денацификации и демилитаризации, на Западе заговорили о том, что Россия — агрессор.

М.З.: Самое первое, что надо сказать, Запад, включая Чешскую Республику, не воспринимает Украину как фашистское государство. Естественно, существует масса доказательств того, как украинские соединения воюют под фашистскими флагами. Огромное количество этих фотографий и видео существуют в соцсетях, и достаточно большое количество чехов видело или могло это видеть, но чешские органы всю эту информацию обозначают как дезинформацию. Чешская Республика исторически является союзником Украины. Здесь вся информация подается в таком ключе, что это агрессия сепаратистов и что они ополченцы. Вся информация здесь подается исключительно в ключе, что это агрессия сепаратистов по отношению к Украине.

Когда я был на Донбассе, то своими глазами видел те разрушения, тот ущерб, который украинская армия причинила Донбассу

Я также видел своими глазами жертв среди гражданского мирного населения на обеих сторонах конфликта. В то время, как Украина называла это антитеррористической операцией, жители Донецка называли это обычной войной, и это у меня записано на видеокамеру, и это я показывал. Это ответ на ваш вопрос, почему в то время этим конфликтом у нас никто не занимался. Далее, возможно, часть этих событий была также закрыта освещением событий о коронавирусе.

М.Т.: Как вы думаете, можно ли назвать происходящее в информационном пространстве на данный момент настоящей информационной войной?

М.З.: Да, конечно, каждая война несет с собой как настоящие бои, так шпионаж и информационные бои. И это нормальная часть войны, и у нас в журналистских кругах говорится, что каждый второй является шпионом. Это причина того, что, когда снимаю в этих конфликтных зонах, люди меня спрашивают, как вы это видите. Меня всегда люди спрашивают, когда я снимаю в этих военных зонах, на чьей стороне или за кого я. Я всегда говорю, что я не могу как журналист быть за кого-то одного. Я должен быть объективным и нейтральным. Я могу говорить только то, что я видел, слышал, заснял на видеокамеру, то, что могу показать, доказать съемками. Должен быть максимально нейтральным. Здесь есть еще такой момент, который, например, я говорил в одном выступлении.

Жители Крыма ни в коем случае не воспринимают события как аннексию, а воспринимают как результат их референдума.

Реакция редактора в ответ на это ко мне была следующим вопросом, в состоянии ли я вообще понимать, что этот референдум был на самом деле сманипулирован. Мой ответ был, что я не могу судить о возможной манипуляции на референдуме, поскольку я не присутствовал на нем.

М.Т.: Я сейчас выскажу исключительно свое личное мнение по этому поводу, но на мой взгляд, ситуация, которая развивалась в Луганской и Донецкой народных республиках на протяжении последних 8 лет замалчивается потому, что она не была выгодна геополитически для того, чтобы разглашать весь тот геноцид, который там происходил. Но когда Россия наконец-то начала предпринимать активные действия по устранению настоящих террористов, нацистов и фашистов, об этом заговорил весь мир, потому что очень выгодно сейчас наложить различного вида санкции на Россию, чтобы пошатнуть ее положение как экономически, так и политически. Мне интересно мнение Милана по этому поводу. Дело в том, сейчас пандемия не остановилась, и сейчас заболевания есть, есть летальные исходы из-за коронавируса, но при этом такое чувство, что пандемия ушла на второй план, хотя на протяжении всех восьми лет гибли дети. Десятки тысяч людей. И об этом все молчали.

М.З.: Здесь даже ходит в Чешской Республике такой анекдот, что Путин если уж является или не является агрессором, но в любом случае он тот единственный супермен, герой, который смог в течение 24 часов остановить коронавирус.

М.Т.: И все-таки отвечая на вопрос, как вы думаете, вся ангажированность ситуации, вся информация, которая сейчас находится в западных СМИ, не является ли она просто выгодной Западу в соотношении и в сравнении с тем, что замалчивались события на протяжении 8 лет, потому что о них не было выгодным говорить?

М.З.: Мое личное мнение, что эта ситуация невыгодна никому. Я не могу четко рассудить, кому это выгодно. Для Европейского союза это не может быть выгодно.

Вся эта помощь Украине любым способом: финансовая, военная и прочая — это слишком накладно, затратно во всех отношениях для Европы.

Здесь говорится о том, что ожидается сумасшедший энергетический кризис, сумасшедший экономический кризис, цены на бензин и нефть здесь бьют все мыслимые и немыслимые исторические рекорды. Безусловно видно и понятно, что эти санкции будут иметь очень большое влияние на экономику России. Это уже сейчас проявляется. Тот, кто хочет разбогатеть должен торговать, а не воевать. Наилучший способ сейчас, абсолютный приоритет – это, чтобы все стороны вернулись к столу переговоров. Возможно, обе стороны сделали какие-то уступки, но продолжали договариваться. Самый большой уступок должен сделать сам президент Украины Зеленский, чтобы не пытался втянуть мир в этот конфликт и не обвинял Запад и НАТО в том, что они слабаки и ничего не делают.