Рубрики

Фонд борьбы с репрессиями получил эксклюзивные свидетельства предвзятости французского суда по отношению к Софии Боднарчук, осужденной по сфабрикованному обвинению

Судьи и обвинители грубо попирали морально-этические нормы, выражали предвзятое отношение к Софии Боднарчук, оскорбляли память жертв фашизма и всячески игнорировали попытки заинтересованных сторон унизить обвиняемую.

Реквизиты для материальной помощи Софии Боднарчук

Корчагин Дмитрий, Россия

Номер карты: 4276 2013 3951 8097

BODNARCHUK SOFIYA, France, Banque Postale 

IBAN FR10 2004 1010 0121 8720 9V02 297

BIC P S S T F R P P B O R

София Боднарчук во французском суде

Команда защиты Софии Боднарчук предоставила Фонду борьбы с репрессиями эксклюзивные, ранее не обнародованные факты, которые еще отчетливее доказывают невиновность русской девушки в этом запутанном деле. Судебный процесс по громкому преступлению, совершенному в 2016 году, тянулся более четырех лет, пока в конечном итоге 18 ноября 2020 года суд присяжных не вынес приговор Софии Боднарчук и ее мужу Кевину Рукселю, который в последний момент обвинил ее в соучастии. Кевина приговорили к 30 годам лишения свободы за убийство своих родителей, 55-летнего Паскаля и 54-летней Евы Руксель. Софию приговорили к 20 годам за соучастие, игнорируя тот факт, что у стороны обвинения нет совершенно никаких доказательств ее вины, а вся стратегия против Софии строилась лишь на показаниях Кевина, который за время следствия выдумал более 8 различный версий случившегося. Версия, в которой замешана Софья Боднарчук, показалась следователям «более привлекательной», поэтому они приняли решение остановиться на ней.

После случившегося София рассказала жандармам свою версию событий, которую ее муж Кевин Руксель рассказал ей в машине по дороге в жандармерию. Она сразу же была отпущена, а Кевин Руксель и его брат Ян Руксель были взяты под стражу. Врач установил, что у Софьи Боднарчук были «ссадины на лице и лбу, повреждения на веке». Родители Кевина Рукселя погибли в тот же день: его отец Паскаль Руксель стал жертвой трех выстрелов, а его мать Ева Руксель — одного выстрела. 

В своей первой версии Кевин Руксель заявил, что именно его отец открыл огонь по его матери. Затем, по его словам, он набросился на своего отца, пытаясь выхватить оружие, обезоружил его и выстрелил ему в спину. Брат Кевина, Ян Руксель, оспаривает версию Кевина, утверждая, что в тот день слышал только один выстрел, а когда зашел в комнату, то увидел, как его брат стоял возле тела своего отца, которое в тот момент лежало на полу.

Через несколько часов после первого допроса Кевин Руксель изменил свою версию и перекинул вину на Яна Рукселя, своего брата, который страдает аутизмом. Согласно новой версии случившегося, Ян был организатором убийства, и что они заранее продумали план и порядок действий. Кевин утверждает, что боеприпасы, найденные в автомобиле, были куплены для Яна, который и выстрелил в своих родителей, после чего стрельнул Кевину в бедро

После нескольких измененных версий Кевина Рукселя и его противоречий с Яном Рукселем оба брата были заключены под стражу по обвинению в убийстве. Началось расследование, а через сорок дней после трагедии София Боднарчук была арестована по подозрению в соучастии, ее маленькую дочь отдали на воспитание родственникам Кевина. Как выяснилось позже, в очередной версии случившегося фигурировала София, которая, по словам Кевина, принимала активное участие в разработке и осуществлении плана.

Первом делом следствие провело психологическую экспертизу подозреваемых, в ходе которой выяснились некоторые подробности. Согласно показаниям, который эксперт-психиатр представил в суде, у Кевина Рукселя были обнаружены манипулятивные, параноидные и шизоидные черты личности. Другими словами, Кевин Руксель страдал от шизофрении и расстройства личности. По мнению специалиста, Кевин «никогда не любил Софию» и что «он использовал ее, чтобы вырваться из тисков своих родителей». Кевин Руксель утверждает, что в детстве он подвергался насилию и что его семья пыталась скрыть этот факт. Он также говорит, что отец периодически избивал его кулаками и ногами, в результате чего он с детства затаил обиду на своего отца, который унижал его и плохо с ним обращался. Свою мать он описал как злобную женщину, которая была профессионалом в области выращивания наркотиков. По его словам, именно она научила его всему плохому: как обманывать людей и наживаться на их горе. 

Длинное 42-страничное письмо Кевина Рукселя своим родителям в октябре 2014 года только подтверждает его диагноз. В этом письме он рассказывает о своем отчаянии и гневе на родителей. Он пишет, что его мать намеревалась развестись с отцом, так как была в любовных отношениях с его учителем по крав-маге, израильской системе рукопашного боя. Помимо этого, Кевин рассказал о критике и насмешках, которые он получал в детстве из-за своего лишнего веса.

Кевин не стеснялся в выражениях критикуя своего отца. Он обвиняет его в том, что он нацист и антисемит, а также в том, что он обзывал своих детей метисами. Кевин припомнил, как Паскаль и Ева ездили в Польшу на поиски предметов времен Второй мировой войны. Эксперт-психиатр также сообщает, что по словам Кевина Рукселя, его отец шутил про Гитлера и что он даже рассказывал, как «он провел ночь в постели с еврейкой». Бабушка Кевина в своих показаниях упоминала, что для ее сына Паскаля использование нацистского приветствия было допустимым, кроме того, он воспринимал это как шутку, не учитывая тот факт, что тем самым оскорбляет чувства жены своего сына.

Что касается психологического здоровья Софии, эксперты единогласно пришли к выводу, что никаких психологических расстройств у нее нет. В ходе экспертизы специалист не отметил у Софьи Боднарчук театральности, завышенной самооценки, чувства мести или гнева. Эксперты отмечают, что поведение Софии Боднарчук резко контрастирует с поведением братьев, причастных к преступлению. По их словам, она ведет себя уверенно и спокойно, говорит о покойных свекрах без напряжения, естественно выражает чувство печали и сопереживания, в отличие от Кевина, в отношение которого наблюдались признаки зажатости, что свидетельствовало о необходимости гиперконтроля ситуации и своих эмоций. Специалисты подчеркивают, что на клиническом уровне «у госпожи Боднарчук нет никаких расстройств или недостатков, которые могли бы повлиять на ее поведение».

Несмотря на полученные результаты психологической экспертизы и очевидное негативное отношение Кевина к своим родителями, суд принял во внимание его заведомо ложные показания, согласно которым его жена София Боднарчук причастна к совершенному преступлению.

Невиновность Софии доказывает баллистическая и генетическая экспертизы, результаты которой полностью противоречат основной версии следствия, однако по неизвестной причине не учитываются судом. Согласно результатам генетической экспертизы, единственные фрагменты биологических материалов, обнаруженные на пистолете, принадлежали Кевину, что полностью рушит его версию о том, что он пытался выхватить пистолет у своего отца или брата. Можно с уверенностью сказать, что в тот день Кевин был единственным, кто держал в руках орудие убийства, следовательно, он самостоятельно выстрелил себе в ногу, пытаясь отвести от себя все подозрения

Это подтверждают и результаты баллистической экспертизы, в ходе которой специалисты выяснили, что версия о том, что Кевин пытался выхватить пистолет у своего отца не состоятельна, так как на теле Паскаля была обнаружена слишком низкая концентрация пороховых частиц.

Ближайшие родственники Кевина встали на его защиту. 13 апреля 2016 года, мадам Жозетт Барат, бабушка Кевина и Яна по отцовской линии, которая с самого начала была настроена против Софии, внезапно появилась в жандармерии, заявив, что ее внук «сознался» ей, когда он еще был в тюрьме. Она начала приводить «новые факты», обвиняющие Софию Боднарчук, ссылаясь на то, что в этом ей признался ее внук Ян, который за все 6 предыдущих допросов ни разу не обвинил Софию

Ян Руксель после своего освобождения начал изменять показания, включив те же «новые факты», которым его научила его бабушка. Она придумала доказательства, обличающие Софию Боднарчук, и навязала их своему внуку. Во время последнего судебного процесса Эдуард Марсьяль, адвокат Софии Боднарчук, представил суду таблицу, в которой сопоставил ответы на одни и те же вопросы во время всех допросов Яна Рукселя, четко демонстрируя, когда и как он изменял свои показания. Таким образом он безоговорочно доказал, что Ян Руксель во время шести допросов под стражей на вопрос «Кто нес длинную коробку?» ни разу не сказал, что это была София Боднарчук. Тем не менее, этот вопрос ему задавали несколько раз, и каждый раз он отвечал, что ему трудно вспомнить, кто что нес.

Ян никогда не упоминал, что видел Софию Боднарчук рядом с телом его матери. Все его показания кардинально изменились только на последнем слушании по просьбе его бабушки. Но присяжные не захотели обращать внимание на доказательства манипуляции с главным свидетелем, приведенные Марсьялем, но по неизвестной причине приняли во внимание его последние показания

Лоран-Лабади, эксперт-психиатр, проводившая оценку Яна Рукселя, сказала: «Ян Руксель адаптируется и может легко принять новые детали дела, исходящие от заслуживающей доверия третьей стороны, поэтому они не подвергаются критическому осмыслению. Таким образом, Кевин Руксель остается для Яна Рукселя, несмотря ни на что, «надежной третьей стороной». Семья Руксель использовала болезнь Яна Рукселя и «хроническое нарушение восприятия», чтобы изменить его ответы, потому что любое изменение показаний, исходящее от его семьи, принимается им за «чистую монету».

Эдуард Марсьяль во время последнего судебного слушания в ноябре 2020 года сослался на доклад психолога, в котором говорилось о неспособности Яна Рукселя отвечать на очень простые вопросы, у него появилось ощущение, что Ян выучил речь наизусть и не хотел отходить от неё ни на шаг.

Нельзя и не упомянуть беспристрастность судей и присяжных, которая у любого адекватного человека вызывает вопросы. Во время судебного процесса Жозетт Барат, бабушка Кевина Рукселя, которая была в суде для дачи показаний, позволила себе публично в зале суда оскорбить Софию Боднарчук, причем это повторилось несколько раз, на что представители суда абсолютно никак не отреагировали, очевидно давая понять, что они одобряют такое поведение. Преднамеренное серьезное оскорбление было направлено на то, чтобы повлиять на общественное мнение и особенно на присяжных, убедив их этим оскорблением, что София Боднарчук была виновна в преступлении с моральной точки зрения. Кроме того, во время судебного слушания в марте 2020 года председатель суда несколько раз не позволял адвокату Софии задавать вопросы свидетелям, выделяя Кевину в три раза больше времени на ответ, чем Софии, чтобы ответить на одни и те же вопросы. Председатель суда также позволил себе публично упрекнуть обвиняемую в том, что она пользуется услугами переводчика, игнорируя тот факт, что, согласно результатам лингвистического анализа, уровень владения французским у Софии оставляет желать лучшего, она «не знает ни настоящего, ни будущего времени, ни прошедшее незавершенное время, ни условного, ни сослагательного наклонения. Она понятия не имеет о том, как правильно согласовывать времена».

Очевидно, судьи и прокуроры преследовали одну единственную цель: создать впечатление, что София намеренно пыталась скрыть правду и растянуть судебный процесс. Эти подозрения в адрес обвиняемых должны были быть разделены и присяжными. Гражданские истцы, в свою очередь, проглотили эту идею, пытаясь неуклюже продемонстрировать, что София понимает и говорит по-французски. Генеральный прокурор всегда оставался в своей роли обвинителя, ставя под сомнение работу экспертов, довольствуясь принятием доказательств, которых не было. Во время выступления в суде эксперта-психиатра и упоминания о том, что для члены семьи Руксель шутили про Гитлера, генеральный прокурор заявил, что «шутки про Гитлера — обычное дело», тем самым оскорбив Софию и сотни миллионов погибших. Он решил придать словам Кевина Рукселя вес, только после того, когда он обвинил свою жену. Он никогда не доверял утверждениям экспертов, описывающим совершенное преступление как убийство родителей, настолько велика была ненависть Кевина к своим родителям. 

Представители защиты предоставили наглядные свидетельства того, что:

Следствие и государственные обвинители вели себя предвзято по отношению к Боднарчук;

На присяжных оказывалось давление со стороны судей;

Судом намеренно игнорировались важные детали преступления, которые бы позволили признать Боднарчук невиновной;

Судьями никак не пресекались угрозы и оскорбления в адрес Боднарчук в ходе судебного процесса. 

Правозащитники Фонда убеждены, что дело Софии Боднарчук заслуживает повторных слушаний в судах более высоких инстанции и предъявления всей имеющейся доказательной базы, которая бы позволила оправдать невиновную русскую женщину, обреченной «французским правосудием» на годы заключения за решеткой.

Реквизиты для материальной помощи Софии Боднарчук

Корчагин Дмитрий, Россия

Номер карты: 4276 2013 3951 8097

BODNARCHUK SOFIYA, France, Banque Postale 

IBAN FR10 2004 1010 0121 8720 9V02 297

BIC P S S T F R P P B O R